Вы здесь

Хирургические стоматологические заболевания

Хирургическая стоматология — наука о заболеваниях органов полости рта, костей лицевого скелета, тканей прилежащих отделов лица и шеи, требующих хирургических методов лечения. Ее задачей является изучение этиологии, патогенеза, клиники и диагностики воспалительных, опухолевых заболеваний, повреждений и их последствий, приобретенных и врожденных дефектов, аномалий развития и деформаций челюстей, органов полости рта, тканей приротовой области и хирургических методов их лечения.

Хирургическая стоматология представляет собой раздел обшей стоматологии, который наряду с терапевтическим и ортопедическим разделами составляет ее содержание как единой медицинской специальности. Это единство обусловлено тесной топографоанатомической и функциональной связью органов полости рта и тканей челюстно-лицевой области, общностью возникающих патологических процессов в зубах и челюстях, особенностями лечебных мероприятий. Взаимная связь разделов стоматологии проявляется в последовательности и преемственности лечения стоматологических больных. Больные, находящиеся на лечении в клинике терапевтической стоматологии, в определенный период развития болезни могут нуждаться в хирургическом или ортопедическом лечении, а иногда необходимо сочетание всех методов лечения.

Хирургическая стоматология тесно связана с клиническими дисциплинами, особенно хирургического профиля. Стоматолог должен хорошо знать основы клинической медицины. Обширные огнестрельные ранения челюстно-лицевой области, тяжелые операции по поводу злокачественных опухолей могут сопровождаться бронхопульмональными осложнениями. Хронические воспалительные заболевания органов полости рта и тканей челюстно-лицевой области могут служить этиологическими факторами для некоторых заболеваний внутренних органов. Острые воспалительные заболевания в челюстно-лицевой области могут быть источником общей гнойной инфекции — сепсиса. Злокачественные опухоли лица и челюстей метастазируют как в регионарные лимфатические узлы, так и в отдаленные органы (печень, позвоночник и др.). Может быть и обратный процесс, т. е. возникновение вторичной (метастатической) опухоли в нижней челюсти при раке молочной железы, желудка, щитовидной железы и др. Знание хирургической стоматологии необходимо и хирургу общего профиля. Хирургические заболевания с локализацией в челюстно-лицевой области рассматриваются в разделе частной хирургии клиники госпитальной хирургии. В связи с близостью челюстно-лицевой области к важным и пограничным отделам головы хирургическая стоматология тесно смыкается с невропатологией, офтальмологией, оториноларингологией. Челюстно-лицевые повреждения, особенно огнестрельного происхождения, нередко сочетаются с черепно-мозговой травмой, повреждением органов зрения, слуха, придаточных пазух носа, верхних дыхательных путей. Такую же взаимную связь можно проследить при распространении воспалительных или опухолевых процессов, возникающих в челюстно-лицевой области.



Хирургические стоматологические заболевания отличаются разнообразием, однако в зависимости от характера патологического процесса и особенностей хирургического лечения их можно разделить на ряд групп соответственно основным разделам специальности.

1.    Воспалительные заболевания лица и шеи, органов полости рта и челюстей. Они занимают одно из первых мест среди других заболеваний, составляют около 30% всего состава больных стоматологического хирургического стационара и преобладают у больных на амбулаторном приеме.

2.    Заболевания, связанные с повреждением зубов, челюстей и костей лицевого скелета, органов полости рта и мягких тканей лица (огнестрельного и неогнестрельного происхождения) составляют вторую по численности группу, достигая 25% больных стационара.

3.    Опухоли и предопухолевые состояния лица, органов полости рта и челюстных костей. Новообразования органов полости рта и челюстно-лицевой области, включая слюнные железы, в клинике хирургической стоматологии составляют 17% всех заболеваний.

4.    Приобретенные и врожденные дефекты лица, деформации, связанные с нарушением роста отдельных участков лица и челюстей, аномалии развития.

Основные этапы развития отечественной хирургической стоматологии определяются уровнем науки и культуры эпохи.

Хирургическая стоматология, являясь составной частью общей стоматологии, сложилась в нашей стране в основном в Советский период развития медицины, имея своими истоками хирургию зубов, относящуюся к зубоврачеванию, и челюстную хирургию — раздел обшей хирургии.

Хирургия зубов, охватывающая вмешательства на зубах и альвеолярных отростках челюстей при процессах одонтогенного происхождения, долго сводилась к удалению зуба. Операция удаления зуба известна с глубокой древности. Впервые ее описание приводится у Гиппократа (V век до н. э.). Зубы в то время удаляли только подвижные, щипцами из свинца, образец которых хранится в храме Аполлона в Дельфах.

Зарождение хирургии зубов в России тесно связано с народной медициной Древней Руси, где носителями медицинских знаний были народные врачи-ремесленники. Среди них были лица, занимающиеся хирургией («резанием»), в том числе удалением зубов.

В Киевской Руси (X—XIII век) удалением зубов занимались лекари-монахи, народные врачи-ремесленники («резальники»,«костоправы»), занимавшиеся хирургией. Для удаления зубов применяли широко распространенные в то время, известные еще с времен Цельса (I век н. э.) и Галена (II век н. э.) щипцы двух видов: «кривые» — для зубов с сохранившейся коронкой и в форме «вороньего клюва» — для корней.

В Московском государстве (XVI—XVII век) в связи с разделением медицинских профессий среди народных врачей-ремесленников выделяются так называемые зубоволоки, специализировавшиеся на лечении и удалении зубов. Для удаления зубов, кроме щипцов, использовали инструменты, сконструированные на принципе рычага, известные под собирательным названием «пеликан» и предложенные еще в средние века хирургами Абуль-Касымом (1106) и Ги де Шолиаком (1363).

Продолжающаяся дифференциация медицины в XVIII веке в России способствовала подъему зубоврачевания, приобретению им черт самостоятельной отрасли медицины. Развитие зубоврачевания и хирургии зубов в первой половине XVIII века в определенной степени связано с именем Петра I. Среди врачей-иностранцев, приглашенных им для работы в России, были и зубные врачи. Это в основном выходцы из Франции, ученики П. Фошара, сдавшие экзамены при Медицинской канцелярии (с 1721 г.) на право заниматься зубоврачебной практикой. В последующие годы такого рода специалисты стали получать подготовку в России у опытного дантиста со сдачей экзамена при Медицинской коллегии (с 1730 г.).

В начале XIX века в России появляются русские зубные врачи, получившие подготовку в России. В 1810 г. вводится звание «зубной лекарь» и определяется объем экзаменационных требований к соискателям этого звания.

В улучшении специальной подготовки зубных лекарей, в развитии хирургии зубов большую роль сыграла первая русская книга, отразившая состояние зубоврачевания в России первой половины XIX века, «Дентистика или зубное искусство о лечении зубных болезней с приложением детской гигиены» (1829) штаб-лекаря Медико-хирургической академии Алексея Соболева. В разделе «Извлечение зубов» он описал методику удаления зубов, впервые сформулировал основные показания и противопоказания к удалению зубов с учетом общего состояния больного, не потерявшие значение и в наше время, привел набор инструментов для удаления зубов: английский ключ, щипцы (прямые и изогнутые), пеликан, козья ножка, одонтагра.

В 1838 г. система ученичества в России была регламентирована, установлен 3-летний срок обучения, вновь введено звание дантиста со сдачей экзамена на медицинском факультете и в Медико-хирургической академии. Эти нововведения повысили специальную подготовку и благотворно сказались на развитии хирургии зубов. В эти годы под руководством хирурга И. В. Буяльского русский мастер Потапов (1839) сделал два набора инструментов для удаления зубов (малый и полный), принятых к изготовлению Петербургским инструментальным хирургическим заводом. Конструкция и отделка инструментов не уступали лучшим мировым образцам. В 50-е годы XIX века в России получают распространенные наборы зубоврачебных щипцов конструкции английского врача Джона Томса (1841) с учетом анатомического строения отдельных групп зубов. Операция удаления зуба с этого времени стала менее травматичной.

С открытием зубоврачебных школ в России (1881—1891), введением звания «зубной врач» (1891) повысились общеобразовательный уровень специалиста, его общемедицинская и специальная подготовка, в том числе по хирургии зубов. Круг операций, относящихся к хирургии зубов, расширяется. Вводятся в поликлиническую практику операции удаления небольших опухолей, кист и др.

Патологические процессы в челюстных костях воспалительного или опухолевого характера нередко связаны с их распространением и вовлечением прилежащих тканей лица и шеи. В таких случаях объема помощи, доступного зубному врачу в условиях амбулатории того времени, было недостаточно. Требовались более обширные оперативные вмешательства на челюстях или тканях лица уже в условиях хирургического стационара. У зубных врачей или дантистов не было для этого ни условий, ни опыта, ни достаточных знаний. Хирурги, на долю которых выпадало вмешательство в челюстно-лицевой области, были мало знакомы со строением и функцией зубочелюстной системы. Они испытывали определенные трудности при оценке общности патологических процессов, возникающих в зубах и челюстях, имеющих важное значение при выборе метода лечения. Хирурги академических клиник уже в начале XIX века в России стремились преодолеть эти трудности, привлекая к лечению этой группы больных зубных врачей, но их возможности были ограничены. Выход из создавшегося положения они видели в специальной подготовке челюстно-лицевых хирургов с университетским медицинским образованием.

Профессор хирургии Петербургской медико-хирургической академии И. Ф. Буш считал необходимым ввести в программу подготовки врача преподавание операций на зубах и челюстях.

В «Руководстве к преподаванию хирургии» (1807—1808) в разделе «О болезнях рта» он приводит описания течения острых воспалительных заболеваний челюстей (одонтогенных остеомиелитов), уже в то время рекомендует одновременное вскрытие гнойника и удаление причинного зуба. И. Ф. Буш подробно описал технику удаления зубов и радикальной операции при эпулисах (образование на деснах).

Учебное руководство по хирургии И. Ф. Буша сыграло большую роль в развитии челюстной хирургии в академических хирургических клиниках. В рамках общехирургических дисциплин стали разрабатываться элементы че-люстно-лицевой хирургии путем создания основных оперативных приемов и изучения патологии и клиники болезней полости рта, челюстей и прилежащих тканей лица. Многие выдающиеся хирурги XIX века оказали большое влияние на развитие ряда вопросов челюстной хирургии. Они разработали различные оригинальные способы лечения опухолей челюстей и мягких тканей лица, челюстно-лицевой травмы, воспалительных заболеваний, врожденных уродств лица, пластики на поверхности лица и др.

Занимаясь лечением опухолей челюстей, профессор хирургии А. И. Поль в 1820 г. предложил оригинальный способ резекции нижней челюсти. В 1843 г. хирург и анатом И. В. Буяльский первый в России произвел резекцию верхней челюсти, значительно упростив способ немецкого хирурга Диффенбаха. Особенно плодотворной была деятельность великого русского хирурга Н. И. Пирогова в период с 1841 по 1856 г. по лечению доброкачественных и злокачественных новообразований челюстно-лицевой области. Он применял резекции челюстей, иссечение раковой опухоли губ с последующей пластикой местными тканями.

Н.И. Пирогов

Н. Высоцкий, обобщая опыт, накопленный хирургическими клиниками, посвятил лечению опухолей лица крупное научное исследование «Материалы к учению о происхождении й развитии рака нижней губы» (1872).

Многие исследования посвящаются обработке и лечению огнестрельных ран лица и челюстей. Н. И. Пирогову принадлежат подробные указания по щадящей обработке огнестрельных ран лица. Им разработаны операция перевязки язычной артерии, ставшая классической, основные положения по производству ранних и поздних пластических операций при ранении лица, впервые применена в 1854 г. налепная подбородочно-теменная гипсовая повязка для лечения огнестрельных переломов челюстей. В 1857 г. Ю. К. Шимановский, используя идею Н. И. Пирогова, впервые предложил гипсовую пращу для лечения неогнестрельных переломов нижней челюсти.

Ю.К. Шимановский

Высказывания Н. И. Пирогова по лечению травмы лица и челюстей не потеряли значения и в наше время. В период с 1844 по 1850 г. Н. И. Пирогов, читая цикл лекций по челюстной хирургии, проводил идею тесной связи зубоврачевания с хирургическим лечением воспалительных заболеваний челюстей.

Лечение врожденных уродств лица проводилось в общехирургических клиниках. В 1809 г. И. Ф. Буш впервые в России произвел операцию при врожденной односторонней расщелине верхней губы. В 1856 г. П. П. Заблоцкий-Десятовский впервые высказал отрицательное отношение к удалению межчелюстной кости при операции по поводу двусторонних расщелин верхней губы, не потерявшее значения в настоящее время. Опыт лечения врожденных расщелин неба в России был обобщен в диссертации Н. Воронцовского «О периостальной уранопластике при врожденных расщелинах твердого неба» (1870).

Хирургическая стоматология

Большое внимание в академических хирургических клиниках уделялось восстановительной хирургии лица. Основоположник русской пластической хирургии Ю. К. Шимановский в своем труде «Операции на поверхности человеческого тела» (1865) систематизировал, усовершенствовал или упростил ряд пластических операций на лице, сделав их доступными любому хирургу. Разработанные им методы пластики на лице остаются классическими.

Исключительно большое влияние на научное развитие многих вопросов зубоврачевания и челюстно-лицевой хирургии оказал выдающийся русский хирург Н. В. Склифосовский. Ему принадлежит разработка оригинальных приемов обезболивания и восстановительных операций на лице и челюстях, в частности при изъянах мягких тканей, западения спинки носа, анкилозах височно-нижнечелюстного сустава, врожденных расщелинах неба и т. д.

Одним из прогрессивных явлений в деле подготовки и формирования врача-специалиста с общемедицинской подготовкой явилось открытие приват-доцентуры по одонтологии при кафедрах госпитальной хирургии при Московском университете (1855) и Петербургской военно-медицинской академии (1892), а также учреждение первой в России кафедры одонтологии, возглавляемой профессором А. К. Лимбергом, при Петербургском женском медицинском институте (1900).

В конце XIX — начале XX века публикуются исследования, выполненные в общехирургических клиниках, где подчеркивается тесная связь заболеваний органов полости рта и челюстей с ЛОР-патологией.

Наряду с этим многие исследования по челюстной хирургии не получили в то время практического применения и распространения за пределами академических хирургических клиник, зубоврачевание не могло подняться выше уровня, который определялся законом «О преобразовании обучения зубоврачебному искусству» от 7.05.1891 г. В эти годы лишь намечалась тенденция к слиянию зубоврачевания с челюстной хирургией, которое произошло позже и обусловило появление хирургической стоматологии. Слияния не произошло в данный момент, так как отсутствовала их общая база — кафедра высшего учебного заведения. Ряд хирургических заболеваний органов полости рта вследствие недостаточной общемедицинской подготовки зубных врачей оставался нераспознанным, а лечение ряда заболеваний — малоквалифицированным. Особенно несовершенной была помощь при воспалительных заболеваниях челюстей. Общие хирурги, не имея достаточных знаний о строении и функции зубочелюстной системы, при лечении переломов челюстей были вынуждены прибегать к помощи зубного врача. Однако в связи с малочисленностью специалистов с зубоврачебным образованием такая возможность была ограничена, большинство больных оказывались лишенными специализированной помощи.

Своеобразие создавшегося положения со всей остротой выявилось во время русско-японской войны 1904—1905 гг. Раненым с огнестрельными переломами челюстей (наложение паяных проволочных шин или костного шва) оказывали помощь только в некоторых тыловых госпиталях, где имелись зубные врачи. Организованной специализированной помощи челюстно-лицевым раненым не было. Обобщая опыт лечения огнестрельных ранений во время русско-японской войны, бывший главный хирург Манчжурской армии проф. Р. Р. Вреден (1911) уже в то время пришел к выводу, что при оказании помощи раненным в челюстно-лицевую область в госпиталях хирурги должны работать рука об руку с зубными врачами.

Опыт войны 1904—1905 гг. со всей очевидностью показал, что, помимо хирургической обработки костной раны при огнестрельных ранениях челюстей, необходимо раннее шинирование (протезирование) внутриротовыми шинами, изготовление которых требует специальных зубоврачебных знаний. Был нужен специалист, знающий оперативную технику и владеющий основами зубоврачевания. Его можно было подготовить только в высшем учебном заведении. В 1910 г. на XI Пироговском хирургическом съезде была принята резолюция об учреждении при всех медицинских факультетах самостоятельных кафедр одонтологии с хорошо оборудованными клиниками и техническими лабораториями. Этому не суждено было осуществиться в условиях царской России. Только Великая Октябрьская социалистическая революция предоставила возможности дать стоматологу широкую как общую, так и специальную медицинскую подготовку в условиях высшего учебного заведения.



В начале первой мировой войны 1914—1917 гг. в России помощь челюстно-лицевым раненым была несовершенной и несвоевременной. Сказалось отсутствие специалистов с одонтологическим образованием. Общие хирурги были мало осведомлены в методах челюстно-лицевых операций при обработке огнестрельных ран. Зубных врачей было мало, да они и не владели знаниями и опытом лечения огнестрельных переломов челюстей. В первые годы войны в Москве, Петрограде, Киеве, Одессе, Смоленске, Харькове и других крупных городах были открыты челюстные лазареты и специальные челюстные госпитали. Специфика помощи челюстно-лицевым раненым объединила общих хирургов и зубных врачей. В результате их совместной работы рука об руку формировался специалист, владеющий челюстной хирургией и основами зубопротезирования. Объем специализированной помощи далеко не покрывал всей потребности, особенно на фронте, однако ряд специалистов разработали отдельные методы и формы организации помощи, интересные и важные до настоящего времени. Зубным врачом Киевского военного госпиталя С. С. Тигерштедтом (1915—1916) была создана «военно-полевая» система закрепления отломков гнутыми проволочными шинами при огнестрельных переломах челюстей.

Для лечения раненых с огнестрельными переломами челюстей в условиях тылового госпиталя начальник Московского челюстного госпиталя приват-доцент хирург Г. И. Вильга разработал «военно-тыловую» систему (1916—1917) закрепления отломков штампованными колпачковыми шинами с наклонной плоскостью или скользящими шарнирами и эластическим вытяжением. Обе системы, «военно-полевая» и «военно-тыловая», дополняли друг друга и в известной степени обусловливали в то время этапность лечения раненых с переломами челюстей, сохранили значение в последующие годы, применялись в измененном виде для лечения переломов челюстей в период Великой Отечественной войны.

Р. Фальтин, будучи общим хирургом, впервые применил в 1916 г. закрепление отломков верхней челюсти путем подвеса проволокой к скуловой кости. Эта методика была усовершенствована Адамсом уже в годы второй мировой войны (1942). Р. Фальтин в своей работе «Лицевые и челюстные огнестрельные повреждения и их лечение» (1916) обосновал наметившуюся тенденцию к выделению челюстной хирургии из общей хирургии и ее слиянию с протезированием — разделом зубоврачевания. На данном этапе развития хирург уже не мог заниматься челюстной хирургией, не зная основ зубопротезирования. К этому периоду (1916) и следует отнести возникновение хирургической стоматологии.

К концу первой мировой войны и в первые годы Советской власти сформировалось ядро квалифицированных специалистов, владеющих методами оперативных вмешательств в челюстно-лицевой области и приемами челюстно-лицевого протезирования (Г. И. Вильга, А. А. Лимберг, П. П. Львов, А. Э. Рауэр, Д. А. Энтин).

А. Э. Раурэр

Крупные челюстные госпитали в Петрограде, Москве, Киеве, Одессе, Минске, Нижнем Новгороде стали центрами подготовки кадров хирургов-стоматологов, клиниками, где лечились больные с последствиями ранений в челюстно-лицевую область.

Великая Октябрьская социалистическая революция открыла широкий доступ к высшему образованию в стране Советов. Одонтология была введена в число медицинских дисциплин, преподававшихся на медицинских факультетах.

В 1920 г. по инициативе выдающегося организатора советской стоматологии П. Г. Дауге были открыты кафедры одонтологии в Москве, Петрограде, Саратове, Казани, Астрахани, Смоленске, Нижнем Новгороде, Киеве, Одессе, Минске, Харьдагг. Приблизительно в эти же годы на базах клиник по лечению последствий ранений в челюстно-лицевую область были открыты научно-практические институты зубоврачевания в Москве, Петрограде, Одессе, Нижнем Новгороде. Учебно-методическим и научным центром был Московский государственный институт зубоврачевания (ГИЗ), переименованный в 1927 г. в Московский государственный институт стоматологии и одонтологии. Эти институты стали базами усовершенствования зубных врачей по всем трем разделам специальности. В Харькове и Киеве были организованы одонтологические факультеты в составе медицинских институтов.

В первые годы Советской власти преподавание челюстной хирургии и зубоврачевания в рамках одонтологических кафедр и факультетов послужило реальной основой к их слиянию и возникновению стоматологии с тремя составляющими разделами: терапевтическим, хирургическим и ортопедическим.

В период становления хирургической стоматологии с 1918 по 1935 г., когда стоматологические клиники находились еще в стадии формирования, такие вопросы, как восстановительная хирургия лица, продолжали разрабатываться в общехирургических клиниках. В этот период были заложены основы восстановительной хирургии лица, разработаны тактика врача при пластике Рубцовых деформаций лица, способы пластического закрытия дефектов приротовой области с помощью филатовского стебля. Совершенствуются методы лечения огнестрельной и неогнестрельной травмы лица и челюстей на основе опыта первой мировой войны . В эти годы создаются теоретические основы специальности, выходит ряд монографий и учебных пособий по актуальным вопросам хирургической стоматологии методом хирургического лечения воспалительных и опухолевых процессов в челюстях.

Утверждение стоматологии как самостоятельного раздела современной медицины, а хирургической стоматологии как отдельной научной дисциплины было закреплено организацией в 1935 г. 11 стоматологических институтов с тремя профильными кафедрами: терапевтической, хирургической и ортопедической стоматологии.

В период с 1935 по 1941 г. хирургическая стоматология вступает в фазу научной зрелости. Все ее разделы, включая восстановительную челюстно-лицевую хирургию, переходят в сферу деятельности хирурга-стоматолога. В крупных городах создаются стоматологические стационары. В лечебной практике распространяются пластика местными тканями с помощью треугольных лоскутов, пластика нижней челюсти свободными и биологически подготовленными костными аутотрансплантатами, оригинальные методы уранопластики и хейлопластики, разработанные А. А. Лимбергом, использование трупного хряща при дефектах носа по Н. М. Михельсону, операции при анкилозах височно-нижнечелюстного сустава по П. П. Львову, А. Э. Рауэру.

Н. М. Михельсон

Большое внимание уделяется изучению острой одонтогенной инфекции, разрабатывается классификация одонтогенного остеомиелита с учетом реактивности организма, получает обоснование тактика врача, в основу которой было положено раннее удаление причинного зуба и вскрытие гнойного очага. Это положение сыграло важную роль в уменьшении числа тяжелых осложнений, нередко сопутствующих острой одонтогенной инфекции. В эти же годы разрабатываются методы инфильтрационного и проводникового обезболивания при операциях в челюстно-лицевой области в условиях поликлиники и стационара.

Советскими хирургами-стоматологами на основе опыта лечения повреждений лица и челюстей во время первой мировой и гражданской войн, в условиях мирного времени, в период боевых действий у озера Хасан (1938), в районе реки Халхин-Гол (1939), в войне с Финляндией (1940) были разработаны все основные организационные и лечебные вопросы специализированной медицинской помощи раненым в челюстно-лицевую область на этапах эвакуации. В годы Великой Отечественной войны (1941—1945) с первых дней было организовано этапное лечение раненных в челюстно-лицевую область.

Совершенствуется оперативная техника при лечении огнестрельной травмы лица и челюстей, разрабатываются ускоренные методы пластики. С успехом применяются методы ранней пластики дефектов мягких тканей лица . В годы войны были пересмотрены сроки костнопластических операций в стороны их сокращения. Большим достижением явилась шина М. М. Ванкевич (1943) для закрепления отломков при огнестрельных переломах челюстей.

За годы войны вышло много монографий, большая часть из них посвящена восстановительной хирургии лица и челюстей. А. Э. Рауэр и Н. М. Михельсон в руководстве «Пластические операции на лице» (1943) на современном уровне изложили общие установки и технические приемы, необходимые для выполнения как типичных, так и атипичных пластических операций. А. А. Лимберг в руководстве «Математические основы местной пластики на поверхности человеческого тела» (1946) дал научное обоснование планированию восстановительных местнопластических операций, в том числе исправлению обезображиваний после огнестрельных ранений лица, на основе математических расчетов и построений, создал новое и прогрессивное направление в пластической хирургии.

А. А. Лимберг

Эти труды были удостоены в 1946 г. Государственной премии.

Огромная работа советских стоматологов в Великую Отечественную войну завершилась значительными успехами. Полностью излечено и возвращено в строй более 80% раненных в лицо и челюсти. Такого числа вернувшихся в строй не было ни в одной армии государств, участвовавших во второй мировой войне.

В послевоенные годы (1946—1958) основное внимание уделяется обобщению опыта лечения ранений и повреждений лица и челюстей, вопросам хирургического восстановления дефектов мягких и костных тканей. Эти проблемы нашли отражение в коллективном труде ведущих хирургов-стоматологов «Огнестрельные ранения и повреждения лица и челюстей» под редакцией проф. Д. А. Энтина.

В реконструктивной хирургии лица в эти годы исключительно важная роль отводится методам пластики дефектов и рубцовых обезображиваний лица стебельчатым лоскутом Филатова. Приобретает широкое распространение метод тотальной ринопластики с использованием кожной ленты из стебля без жировой клетчатки по Ф. М. Хитрову, интерпозиция подкожной жировой клетчатки стебля при остеотомии по поводу анкилоза височно-нижнечелюстного сустава по А. А. Лимбергу, методы устранения Рубцовых деформаций губ, дефектов щек и губ, подбородка по М. В. Мухину, пластическое восстановление выводного протока околоушной слюнной железы по Г. А. Васильеву.

М. В. Мухин

Одной из ведущих проблем хирургической стоматологии в этот период продолжает оставаться острая одонтогенная инфекция. Основное внимание уделяется изучению патогенеза острых одонтогенных остеомиелитов челюстей. Советскими стоматологами были разработаны аллергическая и рефлекторная теории патогенеза острого остеомиелита челюстных костей. Эти теории, дополняя друг друга, расширили наши представления о патогенезе одонтогенного остеомиелита челюстей, способствовали разработке и внедрению в практику методов профилактики и лечения этого заболевания.

В последующие годы (1959— 1978) трудами советских стоматологов были созданы прогрессивные направления в ряде актуальных проблем хирургической стоматологии.

Челюстно-лицевая травматология обогатилась оперативными методами закрепления отломков челюстей: остеосинтезом при переломах нижней и верхней челюсти, внеротовой фиксацией отломков нижней челюсти аппаратом В. Ф. Рудько, методом закрепления отломков по Фальтину-Адамсу в модификации Т. В. Чернятиной, способами лечения комбинированных радиационных поражений челюстно-лицевой области и органов полости рта.

Сделан крупный вклад в разработку проблемы хирургического лечения опухолей мягких и костных тканей челюстно-лицевой области, введены в практику методы ранних и первичных пластических операций в устранении послеопухолевых (послеоперационных) дефектов, в лечении доброкачественных и злокачественных новообразований слюнных желез.

Внесены усовершенствования в методику пересадки кожи, особенно при лечении последствий ожогов и удаления на лице поверхностных опухолей, в виде преимущественного использования расщепленных или во всю толщу кожи трансплантатов, взятых дерматомами различной конструкции, получил обоснование метод первичной свободной пересадки кожи на лице комбинированными (кожно-жировыми) трансплантатами.

Значительные успехи были достигнуты в развитии костной пластики нижней челюсти. Благодаря применению антибиотиков,  усовершенствованию метода свободной пересадки аутотрансплантатов и консервированных аллогенных трансплантатов, а также способов закрепления отломков челюсти и костного трансплантата стали восстанавливать непрерывность нижней челюсти и при неблагоприятных клинических условиях, в том числе кратковременном сообщении операционной раны с полостью рта.

Актуальной проблемой остается пластика приобретенных и врожденных дефектов твердого и мягкого неба. Были разработаны эффективные способы пластики приобретенных изъянов неба филатовским стеблем. При лечении врожденных расщелин неба дальнейшее совершенствование методов уранопластики направлено на получение возможно более длинного и функционально полноценного мягкого неба. Были достигнуты значительные успехи в пластике при врожденных расщелинах верхней губы. Разработаны методы, с помощью которых можно создать полноценную в косметическом, анатомическом и функциональном отношениях верхнюю губу.

Значительные успехи достигнуты в лечении деформаций и аномалий развития челюстей, деформаций ушных раковин, остаточных деформаций носа. Раскрытие Р. Д. Новоселовым механизма деформаций носа при врожденных расщелинах лица и разработка на этой основе первичной и вторичной ринохейлопластики улучшили результаты хирургического лечения этой группы больных. Разработаны оригинальные способы хирургического лечения параличей лицевых мышц, контурной пластики биологическими и аллопластическими материалами.



Советские стоматологи внесли большой вклад в разработку уточненной дифференциальной и топографической диагностики воспалительных заболеваний в челюстно-лицевой области, а также в лечение остеомиелита челюстей, в основу которого была положена активная хирургическая тактика и рациональное применение антибиотиков.

Ряд хирургов-стоматологов разрабатывали проблемы трансплантации и ретрансплантации зубов с обоснованием экспериментально и клинически методик для их практического использования.

Современные достижения хирургической стоматологии тесно связаны с внедрением в клинику челюстно-лицевой хирургии общего обезболивания, эндотрахеального наркоза. Общее обезболивание заняло прочное место в поликлинической стоматологической практике.

Большую роль в развитии научно-практических основ хирургической стоматологии, в подготовке кадров стоматологов, в том числе хирургов-стоматологов, сыграли учебники по хирургической стоматологии, авторами которых были выдающиеся ученые:  А. И. Евдокимов, А. А. Лимберг, проф. Г. А. Васильев, П. П. Львов, И. Г. Лукомский и др.

А. И. Евдокимов

Успешному развитию хирургической стоматологии способствовали создание сети хирургических стоматологических стационаров, подготовка кадров хирургов-стоматологов на профильных кафедрах 34 стоматологических факультетов и 2 медицинских стоматологических институтов (Москва, Полтава), рост сети стоматологических поликлиник.

На подготовку научных кадров, разработку актуальных проблем хирургической стоматологии оказал и оказывает большое влияние Центральный научно-исследовательский институт стоматологии (ЦНИИС), открытый в Москве в 1962 г. и возглавляемый проф. А. И. Рыбаковым. Институт явился центром координации научно-исследовательских работ по -стоматологии, в том числе и по хирургической стоматологии.