Вы здесь

История развития стоматологической помощи

История развития стоматологической помощи, одного из наиболее массовых видов амбулаторно-поликлинической медицинской помощи, неразрывно связана с развитием первого в мире социалистического государства. А. Г. Сафонов (1961) пишет, что государство в наследие от царской России получило нищенскую сеть больниц, амбулаторий, медицинских пунктов, плохо обеспеченных медицинскими кадрами, оборудованием и инвентарем.

Один из основоположников советской стоматологии П. Г. Дауге (1933) отмечал, что медицинское дело в России получило первое продвижение во времена петровских реформ. В то время болезнями зубов занимались банщики, цирюльники, странствующие врачи.

В первой половине XIX века значительно увеличилось городское население России за счет быстрого роста промышленных предприятий. В 1802 г. Александр I, охраняя классовые интересы крепостнического дворянства, сделал ряд уступок усиливающейся промышленной буржуазии. В этом году был учрежден Медикофилантропический комитет в составе пяти докторов медицины. Этим комитетом был разработан ряд организационных мероприятий, в числе которых важнейшее значение имело внедрение в практику «домового лечения» и амбулаторного приема в разных местах Петербурга. Врачи принимали у себя на дому неимущих больных. Медицинскую помощь жителям города, как отмечает А. Ф. Серенко, оказывали врачи-специалисты: один по глазным болезням, один акушер и один по зубным болезням.



В этот период в России работали преимущественно зубные врачи-иностранцы. Медицинская коллегия приняла меры к урегулированию их деятельности и в 1810 г. издала закон, по которому «зубной лекарь экзаменуется по анатомии о челюстях, зубах и болезнях десен, о всех зубных болезнях, равно как и о тех, которые потребуют операции, о веществах, преимущественно употребляемых для лечения зубных болезней. Сверх того обязан сделать несколько зубных операций и уметь делать и вставлять искусственные зубы».

В дальнейшем эти требования возросли, но они касались лишь знаний о болезнях зубов, и от дантиста не требовалось общеобразовательной подготовки, Для того чтобы получить разрешение на работу с пациентами он должен был иметь свидетельство о том, что учился у известного дантиста не менее трех лет и мог проводить «разные зубные операции на живых людях с надлежащим искусством и знанием».

П. Г. Дауге справедливо отмечает, что в то время в официальном медицинском мире, согласно традициям времен Петра I, «на зубное дело смотрели как на ремесло, а в лучшем случае как на искусство». Поэтому не случайно, что первая зубоврачебная школа, открытая с разрешения правительства в 1881 г., носила название «Первой русской школы для изучения зубоврачебного искусства». Ее создателем был Ф. И. Важинский. Срок обучения зубных врачей был вначале 3 года, а затем 2,5 года. В школе преподавали анатомию зубов и челюстей, а также элементарные основы физики, химии, фармакологии. В период обучения учащиеся получали сведения о материалах, используемых для лечения зубов, общие понятия о диагностике болезней зубов, десен, языка и протезной технике.

Таким образом, в конце XIX века в России существовали два вида специалистов — дантисты, подготовленные на основе ученичества, и зубные врачи — выпускники школ по зубоврачебному искусству. Для этих школ был издан специальный указ, по которому они могли открываться в университетских городах и содержаться за счет предпринимателей. Наряду с этим они находились под контролем местного врачебного инспектора. Положительным в этом указе является обязательное условие о привлечении к педагогической работе только лиц, имеющих ученые степени, а поступающие были обязаны иметь свидетельство об окончании шести классов среднего учебного заведения. В дальнейшем в зубоврачебных школах несколько расширилась общемедицинская подготовка по сравнению с первой зубоврачебной школой. Однако срок обучения остался прежним. Такие школы открылись в Москве, Петербурге, Одессе, Казани, Киеве, Варшаве. Они способствовали подготовке и воспитанию педагогических кадров. П. Г. Дауге упоминает имена Е. В. Вонгль-Свизерского, И. М. Koварского, Г. И. Вильга, А. Бланка, И. Морголина, Джемс-Леви, которые, по его выражению, оставили прочный след в зубоврачевании в России. Сегодня следует высоко оценить победу энтузиастов зубоврачевания того времени, выступавших за создание зубоврачебных школ. К 1898 г., когда была прекращена подготовка дантистов на основе ученичества, зубоврачебных школ в России насчитывалось более 20. Зубной врач в отличие от дантиста получал среднее образование и имел соответствующий диплом.

Однако многие видные ученые не одобряли существовавшую систему подготовки зубных врачей. А. К. Лимберг (1891) в своей докторской диссертации писал: «Рано или поздно изучение болезней повсюду сосредоточится в медицинских факультетах». В то же время П. Г. Дауге считал, что «основатели школ не только примирились со своими детищами», но сами стали ярыми защитниками обособленного от медицинского факультета зубоврачебного учебного заведения. Царскому правительству также было выгодно наличие частных зубоврачебных школ, поскольку для их организации не требовалось никаких затрат, а частные предприниматели от их содержания имели большой доход.

Тем не менее в 1885 г. по инициативе выдающегося русского хирурга Н. В. Склифосовского при медицинском факультете Московского университета был организован самостоятельный курс по одонтологии — приват доцентура под руководством Η. Н. Знаменского. В 1892 г. в Петербурге при Клиническом институте была основана кафедра одонтологии, которую возглавил единственный в то время доктор медицины А. К. Лимберг, защитивший диссертацию на тему «Современная профилактика и терапия костоеды зубов». Н. А. Астахов (1925) писал, что в первые годы А. К. Лимберг проводил занятия в чужих аудиториях, без помощников. Эти занятия носили в основном теоретический характер. И лишь через шесть лет после открытия кафедры в Клиническом институте было отведено помещение, состоявшее из 2 комнат, оборудованных 12 простыми деревянными креслами и бормашинами. Прием больных вели 2 раза в неделю по 2 ч. В январе 1899 г. А. К. Лимбергу было присвоено ученое звание профессора. Это был первый русский профессор по зубным болезням. Естественно, что с открытием приват-доцентуры в Военно-медицинской академии и Московском университете и кафедры А. К. Лимберга коренного преобразования в системе подготовки зубных врачей не произошло. Слишком велики были потребности народа в стоматологической помощи.

Передовые идеи о необходимости коренного улучшения подготовки зубных врачей родились с созданием первого общества дантистов в России в 1883 г., которое провозгласило своей основной целью содействие развитию стремлений среди дантистов и распространение правильных понятий по гигиене зубов.

В 1896 г. в Нижнем Новгороде состоялся 1-й Всероссийский одонтологический съезд. П. Г. Дауге сообщает, что на съезде присутствовало 60 человек и было заслушано всего 15 докладов. Среди них П. Г. Дауге отмечает доклад А. В. Фишера, указавшего на необходимость систематического наблюдения за состоянием зубов и о значении данных о распространенности заболеваний зубов, собранных по однородной системе. К началу 1-го Всероссийского одонтологического съезда, по данным П. Г. Дауге, в России существовало лишь 2 общества дантистов и врачей — Петербургское и Московское, занимавшихся зубоврачеванием.

В дальнейшем число обществ значительно увеличилось. Они возникли в крупных городах России. Благодаря активной деятельности ряда обществ в Петербурге в 1899 г. был проведен 2-й Всероссийский одонтологический съезд. В повестке дня этого съезда, помимо профессиональных вопросов, имеются и вопросы, касающиеся организации зубоврачебной помощи населению. В частности, в одном из докладов предлагалась схема организации зубных амбулаторий при городских и земских больницах с бесплатным приемом бедных. По-прежнему большое внимание уделялось проблеме совершенствования образования зубных врачей. Пожалуй, впервые обсуждались вопросы о распространенности заболеваний зубов и потребности в кадрах врачей. Однако конкретных путей решения этих задач еще не предлагалось.

Анализ некоторых работ видных ученых того периода свидетельствует о значительных трудностях в расширении объема зубоврачебной помощи населению. Даже А. К. Лимберг — большой энтузиаст, горячо влюбленный в свое дело, считал, что «лечение зубов сколько бы оно ни было упрощено и успешно, никогда не сделается достоянием всех классов общества». Зубных врачей в тот период было настолько мало, что А. К. Лимберг видел единственный путь решения проблемы зубных болезней лишь в «определении причин, вызывающих различные аномалии и патологические изменения жевательного аппарата».

Впервые в отечественной литературе А. К. Лимберг на основе собственных наблюдений доказывал необходимость профилактического лечения зубов и прежде всего у учащихся. Он приводил любопытные результаты своей работы. В Ивановском училище под его наблюдением в течение 4 лет находилось 209 воспитанниц, из которых у 184 имелись кариозные зубы — всего 940 зубов (т. е. при распространенности кариеса зубов 88% КПУ равнялся 5,1). А. К. Лимберг доказал, что раннее лечение приводит к значительному снижению потери зубов у детей.

Однако П. Г. Дауге сообщает, что «проект Второго одонтологического съезда об открытии при больших лечебных заведениях зубоврачебных амбулаторий для неимущих провалился с треском, так как ходатайство было отклонено» правительством. Не суждено еще было сбыться и идее профилактического лечения зубов у детей, на которой страстно настаивал А. К. Лимберг. Вместе с тем, как отмечено выше, именно по предложению участников 2-го Всероссийского одонтологического съезда была прекращена подготовка дантистов, что несомненно способствовало некоторому улучшению качества лечения больных.

В 1902 г. в Одессе состоялся 3-й Всероссийский одонтологический съезд. Программа съезда была посвящена различным аспектам зубоврачебной практики. На нем демонстрировались новые методы лечения зубов. В 1903 г. проходил 4-й Всероссийский одонтологический съезд в Петербурге, где также рассматривались актуальные вопросы в лечении зубов.

В это время в России довольно активно работали зубоврачебные общества. Эта активность способствовала организации Всероссийского профессионального союза зубных врачей. К 1907 г. Всероссийский профессиональный союз зубных врачей провел два съезда.

П. Г. Дауге и его сторонникам в нелегкой борьбе пришлось отстоять именно профессиональное направление в работе союза зубных врачей, отвергнув выдвижение общеобязательной политической платформы союза. Союз объединил большое число обществ зубных врачей на местах. В отличие от всероссийских одонтологических съездов на съездах Всероссийского профессионального союза зубных врачей наряду с научными докладами обсуждали вопросы организационного характера и составляли ходатайства в правительство об улучшении зубоврачебной помощи. В частности, как пишет П. Г. Дауге, комиссия съезда по зубоврачебной помощи была занята вопросами организации зубоврачебной помощи сельскому населению, рабочим фабрик и заводов, а также организацией школьных зубных амбулаторий. П. Г. Дауге отмечает плодотворную работу и комиссии по реформе зубоврачебного образования. В результате многолетних обсуждений этого вопроса на всех съездах было намечено три пути дальнейшего улучшения подготовки кадров: открытие частных зубоврачебных школ с пятилетним курсом обучения под контролем правительства; правительственные и частные зубоврачебные институты с расширенными программами по общемедицинской подготовке; одонтологические институты при университетах с полным курсом медицинской науки.

Комиссии Всероссийского профессионального союза зубных врачей активно работали в периоды между съездами. После Февральской революции в апреле 1917 г. состоялся последний 5-й съезд Всероссийского профессионального союза зубных врачей. П. Г. Дауге дает высокую оценку этому съезду, поскольку в нем приняла активное участие большая группа «пролетаризированных зубных врачей и зубных врачей от фронта». На съезде опять был поднят вопрос о реформе зубоврачебного образования, ранее отвергнутый Государственной думой. На нем была целиком поддержана идея об университетском образовании, а также о предоставлении возможности зубным врачам обучаться на 1-м курсе медицинского факультета.

Столь активное участие в съездах прогрессивно настроенных зубных врачей дореволюционного периода было обусловлено исключительно бедственным положением трудящихся масс в системе оказания медицинской помощи. Накануне Великой Октябрьской социалистической революции в России появились первые зачатки общественного здравоохранения — так называемые больничные кассы. Средства больничных касс состояли из взносов рабочих в размере 1—3% от их заработка. Предприниматели использовали 2/3 этих взносов на оказание помощи по поводу болезней зубов. Однако за счет страховых касс рабочий мог получить лишь первую неотложную помощь — вскрытие абсцесса и удаление зуба. Пломбирование же зубов и зубные протезы должны были оплачивать сами больные.

В материалах 5-го съезда Всероссийского профессионального союза зубных врачей (1917) имеются данные о том, что в фабрично-заводских, железнодорожных и земских школах не было специально организованной зубоврачебной помощи и лишь в крупных городах существовали единичные амбулатории.

Накануне Великой Октябрьской социалистической революции в России работало около 7000 зубных врачей и дантистов. О крайне неблагополучном положении дел с зубоврачебной помощью свидетельствуют и данные, приведенные П. Г. Дауге: «В опечатанных складах Петербурга и Москвы, этих главных центров снабжения, всего было обнаружено 88 бормашин, 42 кресла, 8000 коробок фосфат-цемента, 1500 пар щипцов и 500 инъекционных шприцев». Если учесть, что более половины врачей работали, по данным П. Г. Дауге, в 16 крупных городах, то большинство населения России оставалось без зубоврачебной помощи.

В первые дни провозглашения Советской власти сразу же после опубликования основных декретов Советского правительства о мире и земле было осуществлено социальное страхование всех без исключения рабочих, а также городской и сельской бедноты. 14 ноября 1917 г. В. И. Ленин подписал декрет CHK о бесплатной передаче больничным кассам лечебных учреждений предприятий. 22 декабря 1917 г. правительством был принят декрет о страховании на случай болезни. Он распространялся «на всю территорию Российской республики и на всех лиц без различия пола, возраста, вероисповедания, национальности и рас, занятых по найму во всех отраслях труда».

Таким образом, в молодой республике Советов были сразу же реализованы основные положения социального страхования на случай болезни.

П. Г. Дауге писал, что к моменту Октябрьской революции в стране сохранился лишь один централизованный аппарат по обслуживанию медицинской помощью — это Главное военно-санитарное управление. Все остальные службы управления были деморализованы. Становилась крайне необходимой скорейшая организация всей медицинской службы.

Владимир Ильич Ленин считал важным переломить реакционную часть Пироговского общества врачей, собрать наиболее советски настроенных врачей и использовать их для строительства здравоохранения. Из-за трудности согласования действий, существовавших тогда при народных комиссариатах медицинских коллегий, было решено организовать объединенный рабочий орган из представителей этих коллегий. Так возник Совет врачебных коллегий под председательством А. Н. Винокурова. Декрет о нем подписан В. И. Лениным 24 января 1918 г. Этот Совет функционировал по июль 1918 г. Реакционно настроенная часть врачей оказала яростное сопротивление в работе Совета. Ситуация складывалась таким образом, что «возникла реальная необходимость создания полновластного органа, объединяющего все дело народного здравоохранения в одних руках».

11 июля 1918 г. был опубликован исторический документ об организации Народного комиссариата здравоохранения. В недельный срок ему поручалось представить «...подробные правила о Комиссариате, его центральных и местных учреждениях...». В состав комиссариата, которым руководил Н. А. Семашко, был включен и П. Г. Дауге. Именно П. Г. Дауге предстояла подготовка предложений по организации стоматологической помощи в Советской стране. Он писал: «...точно так же, как Наркомздрав в целом стал орудием пролетарской диктатуры в области здравоохранения трудящихся, так зубоврачебная секция стала орудием диктатуры на своем специальном участке».

25 августа 1918 г. было опубликовано положение о зубоврачебной секции Народного комиссариата здравоохранения, в задачу которой входили выработка и проведение в жизнь всех мероприятий по реформе зубоврачебного дела республики на социалистических основах.

Становление службы охраны здоровья трудящихся проходило в трудные годы гражданской войны. По всей стране свирепствовали сыпной тиф, холера, чума, а на всей территории с населением 153,2 млн. человек работало 21143 врача, из них в городе—18 168 врачей.

Организация стоматологической службы была поручена П. Г. Дауге — активному революционеру, патриоту, опытному партийному работнику, глубоко знающему состояние зубоврачебного дела в России. Однако отсутствие конкретного опыта в организации работы, общегосударственные трудности того периода ставили П. Г. Дауге в исключительно тяжелое положение. Тем не менее под его руководством были подготовлены предложения, которые уже в марте 1918 г. в виде постановления Наркомздрава начали проводить в жизнь. В их числе постановление «Об учете зубоврачебных и зуботехнических принадлежностей и материалов», «Об организации зубоврачебных ячеек при медико-санитарных отделах губсовдепов». П. Г. Дауге как член Наркомздрава с первых дней своей деятельности прилагает все усилия к выполнению других постановлений комиссариата, относящихся ко всем сферам организации медицинского обслуживания населения. Одновременно он старается повысить роль зубных врачей и значимость зарождающейся специальности в амбулаторно-поликлинической практике. Так, выполняя постановление Наркомздрава «О государственной организации зубоврачебной помощи в республике», П. Г. Дауге привлек к этой работе не только зубных врачей, но и зубных техников, подчеркивая тем самым необходимость равноправного отношения к этим работникам в медицинских кругах.

Однако, по словам П. Г. Дауге, «кадровый состав зубных специалистов был весьма ограничен» как в количественном, так и качественном отношении. Точных данных о числе зубных врачей в канун Великой Октябрьской социалистической революции не имелось. Старые зубоврачебные школы сразу же после революции были закрыты и совместным постановлением Наркомздрава и Наркомпроса было определено, что подготовка специалистов по зубоврачебному делу будет осуществляться на медицинских факультетах университетов, хотя, как пишет П. Г. Дауге, в некоторых городах зубоврачебные школы с 1918 по 1921 г. продолжали функционировать, где за этот период подготовлено около 2,5 тыс. врачей.

В результате национализации частных зубоврачебных кабинетов и активного привлечения к труду зубных врачей была начата работа по организации зубоврачебной сети. Так, в крупных городах, и прежде всего в Москве и Ленинграде, постепенно организовывали самостоятельные зубоврачебные амбулатории, а также кабинеты при городских больницах. С 1918 по 1921 г.  было организовано 1884 амбулатории, в которых трудились 2034 зубных врача, а также 101 зуботехическая лаборатория, в которых работали 248 зубных техников. Зубной секцией Нарком-здрава с учетом реальных обстоятельств было запланировано в ближайшие годы добиться обеспеченности зубными врачами из расчета, чтобы 1 врач приходился на 10 000 городских жителей, 1 на 38 000 сельских жителей и 1 на 3000 школьников.

Однако в 1921 г. дальнейшее развитие общественного здравоохранения было приостановлено новой экономической политикой, когда под контролем Советской власти временно была разрешена торговля и частное предпринимательство. Одновременно была прекращена и национализация частных зубоврачебных кабинетов. В результате этого сеть государственных зубоврачебных учреждений сократилась на 40% в городах и на 70% в сельской местности, а число зубных врачей в государственной сети уменьшилось до 1233 и зубных техников до 79.

Антисоветски настроенные элементы в буквальном смысле слова разрушили национализированное имущество, необходимое для оказания стоматологической помощи в государственном учреждении. По сути дела все, чего достигла стоматология за 5 лет, было на грани уничтожения. Поэтому зубной секцией были приняты экстренные меры по прекращению денационализации зубоврачебных кабинетов. Одновременно правительство изыскивало средства для закупки за рубежом зубоврачебного оборудования и материалов. Это в значительной мере укрепило государственную стоматологическую службу, и к концу 1922 г. число зубоврачебных амбулаторий вновь возросло. Как писал П. Г. Дауге (1933), с восстановлением народного хозяйства на месте маленькой лаборатории по изготовлению зубоврачебных материалов постепенно развертывалось советское фабричное производство зубоврачебного оборудования и снабжения.

По мере накопления опыта организации стоматологической помощи населению стали выявляться методы работы, структура практических, научных и учебных зубоврачебных учреждений. В ноябре 1923 г. состоялся 1-й Всероссийский одонтологический съезд, на котором присутствовало более 1200 человек. На съезде с большой речью выступил народный комиссар здравоохранения Н. А. Семашко. Он отметил, что зубоврачевание— это одна из тех областей медицины, которая во время новой экономической политики особенно пострадала, поэтому в деле улучшения зубоврачебной помощи «...предстоит серьезная задача: как нам несколько перестроить свои ряды, на каких опорных пунктах отступления особенно укрепиться... Я лично полагаю,— сказал Н. А. Семашко,— что таким пунктом является школьное зубоврачевание, систематическая санация полости рта у детей... Это — первое, что чрезвычайно необходимо отстоять во что бы то ни стало...».

С программным докладом на съезде выступил П. Г. Дауге. Он дал детальный анализ состояния стоматологической помощи в первые годы Советской власти. В частности, им развит тезис Н. А. Семашко о необходимости санации полости рта у детей. При этом указывалось о поддержке Наркомздравом повсеместного внедрения метода А. Канторовича при организации стоматологической помощи детям.

Проф. А. Канторович из Бонна был приглушен на съезд, где он выступил с докладом. Сущность предложенной им методики заключается в том, что при поступлении детей в школу зубные врачи должны проводить осмотр полости рта у детей и всех, имеющих кариес зубов, моментально направлять в поликлинику, где зубные врачи тратят в среднем на одного ребенка не более 10 мин, успевая качественно провести лечение. Причем первостепенное внимание надо уделять постоянным зубам, а молочные зубы преимущественно удалять даже при кариесе зубов, если пораженный участок зуба не сошлифовывается. По его подсчетам при такой постановке работы 1 врач мог бы санировать в год от 6 до 7 тыс. детей. Однако проф. Канторович не отрицал и важного значения лечения молочных зубов при наличии соответствующей сети лечебных учреждений и кадров зубных врачей. Он подчеркнул эффективность использования медицинских сестер при санации полости рта школьников.

Выступившие затем делегаты съезда в прениях по докладу А. Канторовича целиком поддержали мысль о необходимости в ближайшие годы широко внедрять его методику организации лечения зубов у школьников. В резолюции съезда по этому вопросу было записано: «...хотя одной высоко квалифицированной лечебной помощью не может быть разрешена проблема победы над кариесом как социальным бедствием, а поэтому необходимо ввести совершенно новые организационные формы обслуживания народа... Центр тяжести всей работы должен быть перенесен на профилактическую работу среди подрастающего поколения путем широкого распространения среди масс санитарно-гигиенических знаний и мероприятий, рациональной физической культуры, коренной реформы общественного питания, создающего наиболее благоприятные конституционные предпосылки для предупреждения кариеса». Съезд приветствовал провозглашенную зубной секцией и утвержденную Наркомздравом систему организации широкой сети школьных профилактических зубных амбулаторий по предложению проф. Канторовича.

Столь всеобъемлющая резолюция была принята на основе не только программных докладов, но и выступлений многих видных в то время ученых и практических врачей. В их числе были Д. А. Энтин, В. А. Дубровин, А. И. Евдокимов, А. Э. Рауэр, А. А. Лимберг и др. На этом же съезде были подняты и такие важные проблемы, как организация лечебной стоматологической помощи рабочим. Так, И. А. Клейтман на основе собственного опыта оказания зубоврачебной помощи рабочим промышленных предприятий сформулировал предложения по структуре стоматологической службы. Он предлагал, чтобы стоматологические учреждения на заводах состояли из хирургического, консервативного зубоврачевания и протезного отделений, а в составе их должны функционировать диагностическая, рентгенологическая и биологическая лаборатории. По сути дела это был прообраз ныне функционирующих стоматологических поликлиник.

Таким образом, на 1-м Всероссийском одонтологическом съезде была полностью одобрена деятельность зубной секции Наркомздрава и выдвинутые ей предложения по дальнейшему улучшению стоматологической помощи населению в молодой стране Советов.

Уже через три года после этого съезда были получены эффективные результаты в развитии государственной зубоврачебной службы. Прежде всего увеличилась сеть стоматологических амбулаторий и кабинетов. П. Г. Дауге (1927) отмечал, что на 1 января 1925 г. в стране насчитывалось 2445 зубных врачей, работавших в государственных учреждениях, а общее число кресел составляло 1871. В этот период метод плановой профилактической санации полости рта у детей прочно укоренился в работе многих зубоврачебных учреждений. Более того, выдвигается и осуществляется идея о необходимости проведения санации взрослому населению.

С учетом все еще значительного недостатка во врачебных кадрах и сети стоматологических учреждений именно в этот период были сделаны попытки в изыскании новых методов организации работы зубных врачей, которые до недавнего времени занимались частной практикой.

В начале 20-х годов поиск оптимальной формы организации стоматологической помощи осуществлялся в процессе становления в стране амбулаторно-поликлинической службы в целом. В этот период интенсивно организовывали поликлиники, где вели приемы по всем специальностям, открывали консультации для детей и матерей, пункты первой помощи на предприятиях, небольшие фабрично-заводские амбулатории. Развитие диспансерной работы намечалось не как развертывание новых мероприятий, а как новое направление в работе на базе существующих лечебных учреждений. В деятельности зубоврачебных учреждений диспансерным приемом следует считать организацию плановой санации полости рта детям и взрослым. В целях широкого использования на практике этого метода, говорится в резолюции 2-го Всесоюзного одонтологического съезда, который состоялся в 1925 г., Наркомздрав обязал выделить специальные часы и дни для профилактической работы и установил в качестве реального показателя определенный минимум профилактических пломб. Диспансеризация в области зубоврачебной помощи должна была проводиться в тесном контакте с другими медицинскими специальностями и учреждениями, в особенности с органами охраны материнства и младенчества, с туберкулезными и венерологическими диспансерами, учитывая связь между заболеваниями полости рта и рядом других болезней.

Наряду с развитием сети зубоврачебных учреждений необходимо было решить вопрос о форме и методах подготовки соответствующих кадров. В резолюции 2-го Всесоюзного одонтологического съезда говорилось о полном одобрении постановления Наркомздрава, «...признавшего за аксиому, что стоматология включает в себя и одонтологию и представляет собой равноценную со всеми медицинскими науками дисциплину, неразрывно связанную со всей системой высшего медицинского образования...». Как уже было отмечено выше, подготовка специалистов проводилась на одонтологических кафедрах, которые находились в трудном положении: они были маломощными, не хватало помещений и оборудования.

Мощным импульсом для развития научных исследований, а также для подготовки высококвалифицированных кадров явилось открытие в 1922 г. Государственного института зубоврачевания (ГИЗ). В Положении об этом учреждении, опубликованном в «Бюллетене Народного комиссариата здравоохранения» 20 марта 1922 г., говорилось, что ГИЗ является научно-практическим учреждением, в котором будет осуществляться подготовка из числа зубных врачей квалифицированных специалистов. Институт создавался в трудных условиях, когда небольшое число специалистов того периода уже были привлечены к научно-педагогической работе на кафедрах одонтологии медицинских институтов. Через три года в его структуре функционировали хирургическое, терапевтическое, протезное и детское отделения, стационар, химико-бактериологический, патолого-гистологический и рентгеновский кабинеты, музей-библиотека и хозрасчетная поликлиника.

Благодаря интенсивной работе уже через пять лет в институте существовали основные взгляды на этиологию и патогенез кариеса зубов, альвеолярной пиореи, осложнений кариеса зубов. Не остались без внимания и вопросы обезболивания, профилактики обморочных состояний при лечении зубов, актуальные проблемы поликлинической хирургической стоматологии, ортодонтии. Об успехах в этих разделах стоматологии сообщали сотрудники института П. Ф. Беликов, В. Ф. Гроссе, А. В. Рывкинд, А. Ю. Данилевский, М. С. Неменов и др. в журнале «Одонтология и стоматология», посвященном 5-летию Государственного института зубоврачевания, переименованного в 1927 г. в Государственный институт одонтологии и стоматологии (ГИСО), а в 1932 г.— в Государственный научно-исследовательский институт стоматологии и одонтологии. По данным А. А. Колесова (1972), в институте с 1922 по 1934 г. прошли подготовку на курсах усовершенствования 1285 человек, подготовлено 20 аспирантов, сотрудниками опубликовано 182 работы.

В 1935 г. этот институт был преобразован в учебный и стал называться Московским стоматологическим институтом, а с 1949 г.—Московским медицинским стоматологическим институтом.

В 1928 г. медицинская общественность отмечала 10-летний юбилей организации стоматологической службы в стране. В этот же год состоялся 3-й Всесоюзный одонтологический съезд. В материалах съезда нашли широкое отражение данные о состоянии стоматологической помощи.

К концу 20-х годов были полностью сформированы различные типы зубоврачебных учреждений. По классификации П. Г. Дауге (1933) в этот период функционировали:

I.    Специальные (самостоятельные зубоврачебные амбулатории) и в их числе: а) общего пользования; б) для застрахованных (фабрично-заводские) ; в) школьно-профилактические.

II.    Зубоврачебные кабинеты при больницах и общих амбулаториях.

III.    Частные зубоврачебные кабинеты.

IV.    Зубопротезные учреждения.

Естественно, что так называемых специальных зубоврачебных амбулаторий в этот период было немного и они располагались в основном в крупных городах. Однако Наркомздрав проводил исключительно правильную политику по увеличению их числа, и эта линия убедительно подтверждается многолетним опытом в наши дни: высококвалифицированная стоматологическая помощь по всем ее направлениям оказывается в крупных стоматологических поликлиниках. Весьма характерным для этого периода было развитие зубоврачебных кабинетов на промышленных предприятиях, в школах. Правда, многие организаторы того времени, в том числе и П. Г. Дауге, считали временным делом организацию зубоврачебных кабинетов в школах. Хорошую перспективу в этой области они видели лишь в организации крупных детских стоматологических поликлиник или отделений при общих поликлиниках. Но жизнь показала, что И школьные кабинеты, и детские поликлиники стали неотъемлемой частью общей структуры стоматологической помощи.

Что касается зубоврачебных кабинетов при больницах, диспансерах, на курортах, в сельских участковых больницах, то идея их создания также полностью оправдала себя.

Постоянный поиск эффективной формы организации зубоврачебной помощи был в значительной степени связан со стремлением Наркомздрава обеспечить ее широкую доступность жителям города и села. Однако крайне недостаточное число врачей (1 на 32 000 населения в 1926 г.), все еще серьезный недостаток оборудования, материалов составляли значительные трудности на пути улучшения стоматологической службы. В это время рождается новая форма зубоврачебной помощи с использованием передвижных кабинетов. Прежде всего это передвижные военно-полевые зубоврачебные кабинеты, а также кабинеты-вагоны в системе Наркомата путей сообщения, которые обслуживали целые железнодорожные линии. Возникает идея о передвижных автобусах с зубоврачебными установками, которая была реализована несколько позже.

Другим организационным новшеством в результате 10-летнего опыта явилось повышение требовательности к объему выполняемой работы зубным врачом. В целях повышения его ответственности впервые вводятся нормы нагрузки на 1 врача по числу посещений в день (18—20), по количеству наложенных пломб и т. д. В отдельных учреждениях вводится принцип прикрепления определенной группы населения к одному врачу. Как известно, в дальнейшем этот принцип перерос в участковую форму амбулаторно-поликлинической стоматологической помощи.

Большое внимание в этот период уделяется зубопротезной помощи как наиболее сложному виду медицинской службы, связанной с необходимостью организации не только врачебных кабинетов, но и зуботехнических лабораторий. Как уже отмечалось, практически все оборудование и материалы в первые годы Советской власти импортировались из-за рубежа. В 1927 г. происходит переоборудование зубопротезных кабинетов в связи с более широким использованием электричества. В стране осваивается выпуск каучука для зубных протезов, осуществляется экспериментальный выпуск искусственных зубов, налаживается производство зубоврачебных кресел, бормашин, делаются попытки производить боры.

Как свидетельствует резолюция 3-го Всесоюзного одонтологического съезда, «10-летний путь революционного строительства в области государственного, зубоврачевания» завершился созданием фундамента стоматологической службы, благодаря которому стало возможным ее дальнейшее разбитие. Фактически не было ни одного принципиального вопроса в организации стоматологической помощи, который остался бы без внимания зубоврачебной секции Наркомздрава.

Несмотря на еще значительные трудности в отношении кадров, особая забота проявлялась о развитии научных исследований по стоматологии. Уже на 3-м Всесоюзном одонтологическом съезде были сформулированы научно обоснованные положения о «...социально-биологической трактовке в этиологии и патогенезе кариеса зубов», о необходимости расширения исследований по изысканию эффективных методов его профилактики. Из представленных докладов на этом съезде особое значение имеют сообщения о лечении осложнений кариеса зубов, о профилактике и лечении одонтогенных остеомиелитов, о заболеваниях пародонта, называемых в те времена альвеолярной пиореей. Намечены реальные пути в улучшении зубопротезирования, в частности в резолюции съезда указывается на необходимость улучшения подготовки врачей, зубных техников, снабжения искусственными зубами, создания отечественных фарфоровых зубов. В числе организационных вопросов улучшения протезирования зубов предстояло решить, как развивать этот вид стоматологической помощи путем централизации службы или, наоборот, путем создания мелких кабинетов во всех уголках страны.

В этот период, т. е. с 1928 г., советский народ приступил к выполнению первого пятилетнего плана развития народного хозяйства. Перед органами здравоохранения на всех уровнях стали новые задачи по улучшению медицинского обслуживания населения.

Прежде всего в соответствии с постановлением ВЦИК и CHK  от 20 октября 1928 г. по поводу десятилетия советской медицины была проведена работа по созданию единой организационной системы здравоохранения вместо многочисленных ведомств и учреждений, были также намечены крупные мероприятия по улучшению советского здравоохранения. Особое внимание в упомянутом постановлении, а также в постановлении ЦК ВКП(б), принятом в декабре 1929 г. «О медицинском обслуживании рабочих и крестьян» к органам здравоохранения были предъявлены серьезные требования в связи с резким несоответствием между уровнем развития народного хозяйства и объемом и качеством медицинского обслуживания. Обращалось внимание на слабый контроль за работой учреждений здравоохранения со стороны партийных и советских органов на местах.

Кроме того, по мнению П. Г. Дауге (1933), в этот период наблюдалось неравномерное распределение кадров. Основная масса врачей была сконцентрирована в крупных городах, где еще процветала частная практика, в особенности в области стоматологии. Сравнительно большое число зубных врачей в городах сдерживало темпы подготовки новых кадров. Поэтому в первой пятилетке было необходимо не столько обеспечить увеличение числа зубных врачей, сколько принять меры к рациональному их распределению по стране. Эта работа проводилась в период коллективизации крестьянских хозяйств. Медицинское обслуживание этих контингентов тружеников осуществлялось в соответствии с постановлением, вышедшим 31 января 1930 г., «О порядке обслуживания сельского населения медицинской помощью». В связи с этим постановлением и энергичными мерами органов здравоохранения, некоторые резервы медицинских кадров в городах были исчерпаны и вновь стал ощущаться острый недостаток во врачах всех профилей, в том числе и зубных врачах.

19 июня 1930 г. правительство принимает важное постановление, «О реорганизации системы подготовки врачебных кадров». Основной целью его было значительное увеличение объема подготовки специалистов по всем профилям.



В частности, в этом постановлении  говорилось:

«1. Признать, что целевой установкой медицинских вузов должна быть подготовка врачей с законченной специальностью по отдельным отраслям здравоохранения.

2. Установить сроки обучения в медицинских вузах:

а)    для специальностей лечебно-профилактических (терапии и хирургии), охраны материнства и детства и общесанитарной подготовки в 4 года;

б)    для специальностей санитарно-профилактических..., а также для стоматологии 3,5 года...».

В дальнейшем, как известно, срок обучения врачей-стоматологов был увеличен до 4 дет, а затем до 5 лет.

Принятые правительством меры по интенсификации подготовки врачебных кадров позволили за две последующие пятилетки в 3 раза увеличить число врачей-стоматологов. Это стало возможным благодаря организации стоматологических институтов в Ленинграде, Горьком, Минске, Перми, Томске, Казани, Иркутске, Смоленске, Воронеже, Иванове. Общий прием студентов во всех институтах, включая московский, составил к 1937 г. 900 человек. Вновь организованные институты требовали значительных расходов, несмотря на то что для них строились лишь стоматологические клиники. Общие медицинские предметы студенты изучали в клиниках медицинских институтов.

В годы предвоенных пятилеток стоматологическая служба значительно окрепла. Увеличилась сеть стоматологических учреждений, улучшилось качество оказываемой помощи. Благодаря реализованным организационным мероприятиям в начале 30-х годов впервые стало возможным получить подробную информацию о состоянии стоматологической помощи в союзных республиках. К 20-летию Великой Октябрьской социалистической революции в стране уже функционировало, по данным И. 3. Озеряна (1937), 1897 зубоврачебных учреждений и 59 зубопротезных лабораторий, в которых трудилось около 15 тыс. зубных врачей. Значительный рост сети учреждений, оказывающих стоматологическую помощь отмечен во всех уголках нашей страны, включая Крайний Север и Дальний Восток.

Методика плановой санации полости рта детей и взрослых была полностью внедрена в практику работы стоматологических учреждений. В 1935 г. число санированных составило 8 млн. человек, в том числе около 30% детей.

Великая Отечественная война прервала мирный труд советского народа, помешала выполнить намеченные планы третьей пятилетки, в том числе и в области дальнейшего улучшения стоматологической помощи.

Последние сведения предвоенного периода о численности стоматологических кадров относятся к 1940 г., когда общее число врачей этого профиля по всем ведомствам составляло 20,3 тыс.

В годы Великой Отечественной войны 1941—1945 гг. военными стоматологами и зубными врачами действующей армии и врачами тыла лечебных учреждений Министерства здравоохранения была проведена огромная работа по оказанию хирургической помощи при ранениях и повреждениях челюстно-лицевой области.

Созданная после Великой Октябрьской социалистической революции стройная единая система оказания специализированной медицинской помощи пострадавшим в боях за Родину позволила вернуть в строй до 90% воинов с травмой лица и челюстей. Такой высокий процент возврата в строй объясняется не только наличием высококвалифицированных кадров специалистов стоматологического профиля, но и высокой организацией структуры военно-медицинской службы страны, которая за короткий срок создала самостоятельный раздел медицинской науки — военную стоматологию.

Военная стоматология является частью общей стоматологии. В наши дни она заняла почетное место среди военно-медицинских дисциплин и приобрела важное значение как специализированная помощь в армии и на флоте при заболеваниях органов полости рта, челюстей и лица, но особое внимание она уделяет организации специализированной помощи при военной травме челюстно-лицевой области.

Военная стоматология как самостоятельный раздел медицинской науки имеет свою историю становления. В 30-х годах появились работы, касающиеся отдельных вопросов организации лечебной помощи при травмах лица в мирное время.

Необходимо отметить, что накануне Великой Отечественной войны врачи-стоматологи-хирурги уже имели опыт организации оказания помощи пострадавшим при столкновении Красной Армии с японскими войсками у озера Хасан в 1938 г. В это время советская медицина располагала не только теоретическими разработками в области лечения ранений и повреждений лица и челюстей, но и детальной системой военной челюстно-лицевой хирургии. Д. А. Энтин (1951) писал, что в боевых операциях в районе реки Халхин-Гол в 1939 г. участвовала группа хирургов, возглавляемая Η. Н. Еланским. В составе группы была и стоматологическая бригада от Военно-медицинской академии во главе с В. В. Фиалковским, которая оказывала помощь раненым на всех этапах — от батальонного медицинского пункта (БМП) до тылового специализированного эвакогоспиталя. Это позволило в действии проверить разработанную систему организации лечебной помощи раненым на всех этапах.

 С учетом накопленного опыта Ученым медицинским советом Красной Армии и Народным комиссариатом здравоохранения СССР была утверждена инструкция по неотложной и первой специализированной помощи челюстно-лицевым раненым. В начале Великой Отечественной войны были также изданы крупным тиражом учебные пособия для врачей и средних медицинских работников по специализированным методам лечения, уходу за ранеными и их питанию. Д. А. Энтин (1951) отмечал, что в условиях полевой медицинской службы хирургические вмешательства при ранении лица и челюстей применялись поэтапно. Вначале оказывалась неотложная и первая хирургическая помощь, а затем специализированная. Причем каждый вид помощи слагался из отдельных элементов, а каждый элемент имел свой метод и особую технику.

Являясь разделом военной медицины, военная стоматология базируется на единой военной медицинской доктрине:

1.    Единое понимание происхождения и развития болезни, травмы и т. п., а также принципов хирургической и терапевтической работы.

2.    Преемственность в обслуживании больных и раненых на разных этапах эвакуации в период военных действий.

3.    Обязательное наличие краткой, четкой и последовательной медицинской документации, обеспечивающей единую систему лечения и учета, последовательность и преемственность их на разных этапах.

4. Наличие единой школы во взглядах на методы профилактики и лечения больных и раненых на разных этапах медицинской эвакуации определенного эвакуационного направления или войскового объединения (армия, округ, флот). Эта единая школа должна включать все лучшее, чем располагает современная медицинская наука как в теоретической, так и в практической области.

Основной особенностью медицинской помощи во время войны было максимальное приближение ее к войскам с четким соблюдением этапности. Центром специализированной помощи раненным в челюстно-лицевую область были специализированные хирургические полевые подвижные госпитали (спец. ХППГ «голова») в армейском районе. Однако первая медицинская помощь предусматривалась на медицинских пунктах. Так, на полковых медицинских пунктах (ПМП) раненным в ли-SjiO оказывали неотложную врачебную помощь (остановка кровотечения, ликвидация угрозы асфиксии, шока). На дивизионном медицинском пункте (ДМП) всех раненных в лицо осматривали стоматологи или зубные врачи и при необходимости оказывали им соответствующую помощь. В частности, здесь оказывали специализированную помощь в виде транспортной иммобилизации челюстей, раненые получали пищу и затем срочно эвакуировались в спец. ХППГ «голова», где завершалась специализированная помощь раненным в лицо. Как правило, эта помощь заключалась в остановке кровотечения, оперативной обработке ран и мягких тканей и костей, наложении швов на мягкие ткани лица, языка, мягкого неба и др. В итоге проводили закрепление отломков челюстей проволочными назубными гнутыми шинами. Осуществляли эту работу прикомандированные челюстно-лицевые группы отдельных рот медицинского усиления (ОРМУ). В обязанности хирургов этих групп входило также лечение госпитализированных легкораненых, подлежащих возврату в строй со сроком лечения не менее 10—15 дней.

Специализированную помощь оказывали и в челюстно-лицевых отделениях специализированных госпитальных баз армии (ГБА). Здесь больным осуществляли раннюю пластику мягких тканей, ортопедическое лечение. Длительность лечения составляла 20—30 дней. В госпитальных базах фронта (ГБФ) лечились лица с комбинированными ранениями. Здесь имелись зубопротезные лаборатории, рентгеновские и физиотерапевтические кабинеты и т. д.

Д. А. Энтин (1951) писал, что в специализированных госпиталях ГБА и ГБФ, начиная с третьего года войны, заканчивали лечение с хорошим исходом в среднем 80% раненных в лицо. Столь высокую эффективность можно было объяснить тесным контактом в работе челюстно-лицевых хирургов с хирургами смежных областей, терапевтами и другими специалистами, участвовавшими в лечении раненых. Более тяжелые раненые, особенно с множественной травмой, лечились в тыловых госпиталях Министерства здравоохранения.

В период Великой Отечественной войны военная стоматология совершенствовалась с учетом накопления наблюдений, научного анализа и обобщения огромного опыта лечения травм и организации стоматологической службы. Г. М. Иващенко в своих лекциях отмечал, что первые итоги опыта военной медицины были подведены на межфронтовой научной конференции в освобожденном Смоленске весной 1944 г., на которую были приглашены хирурги всех специальностей. От военных стоматологов присутствовали Г, М. Иващенко, А. М. Рарог, Г. И. Семенченко и другие специалисты, которые выступали с докладами, обобщающими опыт лечения челюстно-лицевых травм.

Конференцию проводил начальник Главного военного медицинского управления, генерал-полковник медицинской службы Е. И. Смирнов, который в заключительном слове призывал всех присутствующих тщательно фиксировать свои наблюдения для издания будущих трудов, посвященных опыту лечения раненных в Великой Отечественной войне.

В действующей армии отличились многие военные стоматологи, которые в послевоенные годы стали учеными, преподавателями, заведующими кафедр, профессорами. К их числу можно отнести Л. Р. Балона, В. И. Заусаева, Я. М. Збаржа, Г. М. Иващенко, В. И. Кулаженко, А. В. Клементова, А. И. Рыбакова, Г. И. Семенченко, В. В. Фиалковского и др.

В Великую Отечественную войну 1941—1945 гг. стоматологическую помощь в Советской Армии возглавлял главный стоматолог Главного военно-медицинского управления генерал-майор, заслуженный деятель науки, проф. Д. А. Энтин. Организаторами и руководителями стоматологической службы в тыловых госпиталях в системе Министерства здравоохранения были член-корреспондент АМН  проф. А. И. Евдокимов, профессора А. А. Лимберг, И. Г. Лукомский, Б. Н. Бынин, В. Ю. Курляндский, А. Э. Рауэр, Η. М. Михельсон, Φ. М. Хитров, В. Ф. Рудько, А. И. Дойников и многие другие, которые не только активно и успешно лечили тяжелораненых, но проводили большую работу по подготовке кадров врачей, крайне необходимых фронту.

Колоссальный труд врачей-стоматологов в минувшей войне нашел свое отражение в 6-м томе «Опыта советской медицины в Великой Отечественной войне 1941— 1945 гг.» (1951). Это издание было подготовлено под руководством крупного организатора военной стоматологической службы в стране — проф. Д. А. Энтина. В числе авторов этого труда были профессора Б. Д. Кабаков, В. М. Уваров, Η. М. Михельсон, Г. М. Иващенко, А. А. Кьяндский и многие другие ученые, которые своим героическим трудом в действующей армии и в тылу внесли значительный вклад в развитие челюстно-лицевой хирургии.

Таким образом, советские стоматологи в период Великой Отечественной войны показали себя отличными специалистами. Они отдавали свои знания, умение и силы спасению жизни раненых. Верные клятве Гиппократа, преданные своему народу они успешно решили многие важные задачи и преодолели все трудности войны, проявив высокую организованность в деле оказания медицинской помощи раненым, сохраняя им жизнь, восстанавливая их боеготовность и трудоспособность.

По данным И. Г. Лукомского и И. И. Фурмана (1946), за годы Великой Отечественной войны сеть стоматологических учреждений уменьшилась почти вдвое, наполовину сократилось и число врачей. В 1946 г. их насчитывалось всего 11261 человек.

Благодаря активным мерам, принятым Министерством здравоохранения, ко времени окончания Великой Отечественной войны были составлены планы развития стоматологической помощи на четвертую пятилетку, в том числе план перспективного роста кадров врачей-стоматологов для городского и сельского населения. По данным И. Г. Лукомского (1946), для того чтобы достичь довоенного уровня этих специалистов, требовалось подготовить около 6000 врачей и 7000 зубных техников. Поэтому была предпринята попытка интенсифицировать подготовку одновременно зубных врачей и стоматологов.

В 1947 и 1949 гг. были изданы приказы Министерства здравоохранения  «Об организации стоматологической помощи населению». Эти директивные документы определили развитие стоматологической службы на ближайшие годы. В частности, в приказе 1949 г. были установлены штатные должности, которые должны замещаться врачами-стоматологами. Было установлено раздельное планирование и учет кадров и штатных должностей стоматологов и зубных врачей, определены учреждения для усовершенствования этих специалистов. В 1950 г. приказом Министерства здравоохранения  в связи со значительным ростом сети самостоятельных стоматологических поликлиник предусмотрено распределение их на 6 категорий в зависимости от числа штатных должностей: I категория — 40 врачебных должностей, II —30, III —25, IV —20, V-15 и VI-10 должностей. В приказе были определены нормы нагрузки на 1 врача-стоматолога.

Все эти мероприятия способствовали максимальному использованию внутренних резервов для улучшения качества стоматологической помощи населению. Однако требовались значительные усилия, чтобы обеспечить все еще большую потребность в этом виде амбулаторно-поликлинической помощи.

Важным событием в деле дальнейшего развития стоматологической помощи явилось постановление Совета Министров. «О мерах по улучшению стоматологической помощи населению». В постановлении была определена программа дальнейшего развития советской стоматологии: увеличение сети стоматологических учреждений, подготовка кадров, расширение научных исследований, развитие промышленности, производящей стоматологическое оборудование и материалы.

На основании указанного постановления издан приказ министра здравоохранения, который определил развитие стоматологии в стране на последующие годы.

Основным направлением деятельности в свете указанного постановления правительства явилось развитие сети новых самостоятельных стоматологических поликлиник и укрепление уже функционировавших. Как показали опыт работы и специальные исследования, доступность и качество стоматологической помощи, которая является массовой и преимущественно амбулаторно-поликлинической, может быть обеспечена только в условиях специализированной поликлиники. Так, по данным А. Г. Сафонова (1964), если на 1 врача-стоматолога в стоматологических поликлиниках в среднем приходится 15,6 посещения, то в стоматологических кабинетах — лишь 6—8 посещений. По его мнению, это происходило потому, что в поликлиниках врачебную помощь оказывают врачи-стоматологи разных специальностей (терапевты, хирурги, ортопеды, а в кабинетах врач-стоматолог нередко оказывает все виды стоматологической помощи.

Как известно, в 1961—1963 гг. было открыто дополнительно 6 стоматологических факультетов и заочно-очные факультеты в 8 вузах. Одновременно значительно была увеличена подготовка зубных врачей и зубных техников. Исходя из сложившейся ситуации, следует считать оправданным курс на увеличение подготовки зубных врачей в тот период. Однако из-за малой эффективности в переподготовке зубных врачей на заочно-очных стоматологических факультетах их прием вскоре был прекращен. В начале 60-х годов была проведена большая работа по улучшению организации обслуживания больных, а также по выявлению внутренних резервов во многих передовых стоматологических поликлиниках. Особого внимания заслуживала реорганизация ортопедической помощи путем создания крупных зуботехнических лабораторий, централизации литейных установок для обслуживания всех ортопедических учреждений крупного города, внедрения передовой технологии и методов организации труда.

В 1962 г. в Москве состоялся 4-й Всесоюзный съезд стоматологов. А. Г. Сафонов в программном докладе сообщил о состоянии и перспективах развития стоматологической помощи населению страны. С 1950 по 1961 г. число стоматологических учреждений возросло на 44% (с 14 145 до 20 450), а число врачей стоматологического профиля в системе Министерства здравоохранения  — на 80% (с 24 793 до 42 198). За этот же период в 2 раза увеличилось количество обращений населения за стоматологической помощью. Число самостоятельных стоматологических поликлиник стало в 2,3 раза больше, а удельный вес обращений в эти учреждения в общей структуре всех обращений также увеличился с 8,2 до 16,9%. Особое внимание было обращено на дальнейшее развитие профилактической работы стоматологических учреждений и всех врачей этого профиля.

Новым импульсом для дальнейшего развития научных исследований в области стоматологии и их координации в стране явилось открытие в 1962 г. Центрального научно-исследовательского института стоматологии (ЦНИИС), директором которого со дня его основания является академик А. И. Рыбаков.

Являясь головным институтом по соответствующему разделу медицинской науки, ЦНИИС совместно с научным советом по стоматологии осуществляет руководство и координацию научных исследований, проводимых по пяти проблемам союзного значений, выполняемых институтами и кафедрами стоматологического профиля.

Коллектив Центрального научно-исследовательского института стоматологии во многом обязан своим успехом тому обстоятельству, что с первых дней существования основное его ядро составили видные ученые — А. И. Рыбаков, И. И. Ермолаев, В. В. Паникаровский, А. А. Прохончуков и др., которые были воспитаны на лучших традициях передовых научных школ. На формирование перспективных научных направлений института большое влияние оказал  А. И. Евдокимов, который также трудился в ЦНИИС.

В 60-е годы достиг полного расцвета Московский медицинский стоматологический институт. В нем работало более 30 профессоров, большое число кандидатов наук. Здесь открылись проблемные научно-исследовательские лаборатории. За последний период институт подготовил более 10 тыс. врачей и по праву стал в настоящее время головным в стране по стоматологическому образованию.

В 1968 г. в Киеве состоялся 5-й Всесоюзный съезд стоматологов, посвященный вопросам детской стоматологии. В программном докладе А. Г. Сафонова был подведен итог деятельности органов здравоохранения по организации стоматологической помощи детям. В частности, было отмечено, что к началу 1968 г. в стране функционировало 66 стоматологических детских поликлиник, около 5 тыс. детских стоматологических отделений и кабинетов, в том числе 465 ортодонтических.

Стоматологическую помощь детям оказывали более 14 тыс. врачей. Объем амбулаторно-поликлинической стоматологической помощи детям в 1967 г. составил (по посещениям) 59,4 млн., или 1,4 посещения на 1 ребенка в городах и сельской местности.

В целом по стране насчитывалось 26 791 учреждение, в том числе 619 стоматологических поликлиник. В системе Министерства здравоохранения работало 68 425 врачей стоматологического профиля. Обеспеченность населения стоматологической помощью составила 3 врача на 10 000 населения, а в городах этот показатель равнялся 4,4.

В течение восьмой пятилетки (1966—1970) продолжали нарастать темпы развития стоматологической помощи; число учреждений за пятилетку увеличилось на 3000, число врачей стоматологического профиля на 17 839. В 1967 г. число посещений к стоматологам и зубным врачам на 1 жителя в год составило в городах 1,5, а в сельской местности — 0,4.

В девятой пятилетке (1971—1975) значительно укрепилась материальная база, выросла сеть стоматологических учреждений. Вопросы развития стоматологической помощи за эту пятилетку и перспективы ее на десятую пятилетку стали предметом обсуждения на 6-м Всесоюзном съезде стоматологов в 1975 г., состоявшемся в Ленинграде.

Число стоматологических учреждений по сравнению с 1948 г. увеличилось в 2,2 раза, а по сравнению с 1960 г.— только на 19%. Но в то же время за 1960— 1975 гг. произошло качественное изменение стоматологических учреждений за счет их значительного укрупнения, особенно поликлиник и отделений. В сельской местности сеть стоматологических учреждений выросла более чем в 2 раза.

Количество самостоятельных стоматологических поликлиник увеличилось до 984. Удельный вес самостоятельных стоматологических поликлиник от общего числа стоматологических учреждений в городских поселениях в 1948 г. составлял 2,2%, а число посещений в них 11%. В 1960 г. удельный вес самостоятельных поликлиник увеличился до 2,6%, а число посещений возросло до 19%, а в 1975 г. соответственно до 7,7 и 40,6%. Эти данные убедительно доказывают целесообразность дальнейшего развития самостоятельных стоматологических поликлиник.

5 ноября 1976 г. Совет Министров принял постановление «О мерах по дальнейшему улучшению стоматологической помощи населению». В постановлении определяются задания союзным республикам по организации в 1976—1980 гг. 466 стоматологических поликлиник (в том числе 104 детские), 4390 стоматологических отделений и кабинетов (в том числе 2725 в сельской местности) и 702 зубопротезных отделений и кабинетов (в том числе 392 в сельской местности).

Для строительства стоматологических поликлиник, отделений и кабинетов и оснащения их оборудованием и инвентарем Советам Министров союзных республик предлагалось использовать в 1977—1980 гг. часть выделяемых им капиталовложений, а также шире привлекать средства предприятий и организаций с целью улучшения стоматологической помощи работникам этих предприятий и организаций. Было решено увеличить норму расходов на приобретение медикаментов и материалов, используемых при оказании амбулаторной стоматологической помощи.

Наряду с ростом числа стоматологических учреждений и укрупнением их мощности происходило и увеличение числа врачей стоматологического профиля. За прошедшие 35 лет значительно увеличилось число врачей стоматологического профиля. Наибольший рост врачей отмечается в республиках Средней Азии. Обеспеченность населения врачами стоматологического профиля увеличилась с 2,1 на 10 000 населения в 1960 г. до 4 в 1975 г. В связи с постепенным переходом к единой системе подготовки врачей этого профиля с высшим медицинским образованием меняется их качественный состав, увеличивается удельный вес врачей-стоматологов в общей структуре специалистов. В 1950 г. он был равен 37%, в 1960 г.—34,9%, в 1970 г.— 43%', в 1975 г.—51%.

По видам оказываемой стоматологической помощи имеющиеся в стране врачебные кадры стоматологического профиля распределяются следующим образом: терапевты— 23,4%, хирурги —5,6%, врачи па смешанном приеме — 55,8%, ортопеды и ортодонты—15,2%·

Таким образом, если накануне Великой Октябрьской социалистической революции в России на 1 врача стоматологического профиля приходилось 32,5 тыс. человек, то за годы Советской власти это число снизилось до 2,5 тыс, т. е. в 13 раз.



Общее число посещений к врачам стоматологического профиля с 1950 по 1975 г. увеличилось с 82 млн. до 292,5 млн., или в 3,5 раза. В настоящее время на 1 жителя в год приходится 1,13 посещения в стоматологические поликлиники, отделения и кабинеты. По сравнению с 1960 г. число посещений возросло почти в 2 раза. Посещения в стоматологические учреждения составляют 16% от общего числа посещений к врачам всех специальностей.

Как известно, число первичных посещений к врачам стоматологического профиля характеризует доступность этого самого массового вида специализированной медицинской помощи. Если в 1924 г. в стране число первичных посещений составило 2 млн., в 1927 г.— 4,5 млн., то в 1975 г.— 122 млн.

Важнейшим критерием оценки лечебно-профилактической работы врачей стоматологического профиля является число санированных лиц. В последние годы число санированных лиц достигло более 50 млн. человек. Реализация мер, предпринимаемых Министерством здравоохранения по улучшению организации стоматологической помощи в отношении увеличения ее объема и повышения качества, позволит довести число ежегодно санируемых лиц до 100—120 млн.

Улучшению показателей лечебно-профилактической работы врачей стоматологического профиля в значительной мере способствовало увеличение ассигнований из расчета на 1 посещение от 3 до 13 к.

В числе других мероприятий, намеченных постановлением Совета Министров «О мерах по дальнейшему улучшению стоматологической помощи населению», следует важнейшим считать курс на укрепление материальной базы стоматологических учреждений.

С этой целью к разработке и освоению производства нового оборудования и материалов привлечена целая группа министерств (помимо Министерства медицинской промышленности), что позволит в ближайшее время внедрить в практику более эффективные методы лечения стоматологических заболеваний, особенно в области ортопедической стоматологии.

В докладе заместителя министра здравоохранения Е. Ч. Новиковой на 7-м Всесоюзном съезде стоматологов, состоявшемся в 1981 г. в Ташкенте, было убедительно показано, что в десятой пятилетке проведена значительная работа по укреплению материально-технической базы стоматологических учреждений. Благодаря открытию в 1975—1980 гг. 10 новых стоматологических факультетов, увеличился прием студентов, и в настоящее время он достиг 7,5 тыс. человек в год. В резолюции, принятой на 7-м Всесоюзном съезде стоматологов, который в основном был посвящен вопросам лечения острой одонтогенной инфекции и проблемам ортопедической стоматологии, намечены реальные перспективы резкого улучшения качества стоматологической помощи, а также повышения эффективности научных исследований в области стоматологии в одиннадцатой пятилетке.