Вы здесь

Переломы нижней челюсти

Переломы нижней челюсти

Наиболее уязвимым местом лицевого черепа является нижняя челюсть. Не случайно именно на нее приходится самый большой процент травм, так как немалую роль в частоте повреждений играет ее топографо-анатомические особенности;. Нижняя челюсть является естественным контуром, который обрамляет лицо и любой удар по нижней его половине приходится на этот орган. Этой особенностью обусловлено то обстоятельство, что частота ее переломов значительно превосходит удельный вес повреждений других костей лицевого скелета.

Нижняя челюсть соединена подвижно через височно-нижнечелюстные суставы с мозговым черепом. Механическая передача травмирующей силы через суставные отростки может повлечь повреждение костей основания на уровне средней черепной ямы, а также сотрясение головного мозга. При падении на подбородок или ударе в подбородочную область снизу вверх кинетическая энергия травмирующего агента передается непосредственно костям основания черепа и головному мозгу через суставные головки нижней челюсти. Решающую роль в возникновении сотрясения головного мозга при повреждении нижней челюсти, как впрочем и при всех других повреждениях лица, играет направление и сила травмирующего агента. В немалой степени тяжесть травмы зависит и от того, в фиксированном или нефиксированном положении находилась голова и нижняя челюсть пострадавшего в момент нанесения травмы.



Нижняя челюсть большую часть суток находится в состоянии физиологического отвисания. Можно предположить, что удар, нанесенный в такой момент, в какой-то степени амортизируется мышцами подвижной челюсти. Последние снижают, рассредотачивают и, в определенной мере, погашают силу травмирующего удара, чем ослабляют, а в некоторых случаях даже предотвращают воздействие травмы на головной мозг. Распространение силы удара происходит только через суставные головки нижней челюсти на уровне средней черепной ямы, тогда как при сомкнутых челюстях сила удара передается головному мозгу и через костный массив лица. Удар в области подбородка при сомкнутых челюстях может вызвать как сотрясение головного мозга, перелом основания черепа, так и перелом нижней и верхней челюстей.

В повседневной практической работе мы придерживались общепринятой клинической классификации переломов нижней челюсти и подразделяли их на одинарные, двойные-односторонние и двусторонние, множественные. Множественные переломы нижней челюсти в трех и более местах всегда были двусторонними. Переломы челюсти на уровне угла делили по локализации щели излома на интраангулярные, постангулярные и антеангулярные.

Переломы нижней челюсти сочетаются с сотрясением головного мозга у 72+5% больных, ушибом головного мозга легкой степени — у 22+4%, тяжелой степени — 6+2% больных. Частота сочетания переломов нижней челюсти с ушибом головного мозга легкой степени находится почти на одном уровне с сочетанными повреждениями скуловой кости.

Чаще всего сотрясение головного мозга наблюдалось у больных с одинарным переломом нижней челюсти (56±6%), несколько реже — с двусторонним и только у 1 больного — с тройным.

Для диагностики и последующего лечения больных с сочетанной травмой значительный интерес представляет выяснение соотношения тяжести закрытой черепно-мозговой травмы и локализации щели перелома нижней челюсти. Статистическая обработка материала выявила высокую степень зависимости поражения головного мозга от величины, направления травмирующей силы и, следовательно, от характера перелома нижней челюсти. Эта закономерность распространяется в основном (68+ ±11%) на тяжелые, множественные переломы нижней челюсти. В клинике в некоторых случаях не наблюдается прямой зависимости между тяжестью перелома нижней челюсти и поражения головного мозга. Иногда одинарный перелом нижней челюсти сочетается с тяжелой черепно-мозговой травмой и, наоборот, множественный перелом нижней челюсти — с сотрясением головного мозга.

Это может быть объяснено тем, что при травме челюстно-лицевой области с нарушением целости костей лицевого скелета механическая сила, причиняющая повреждение, редко имеет только одну точку приложения. Часто одновременно с переломом нижней челюсти, сочетавшимся с черепно-мозговой травмой, встречаются множественные гематомы и ссадины лица различной локализации. Таким образом, направление действующей силы, площадь ее приложения могут быть довольно обширными.

Одинарные и двойные переломы нижней челюсти.

У пострадавших с одинарными переломами) нижней челюсти, сочетавшимися с закрытой черепно-мозговой травмой, локализация щели излома была различной. Сотрясение головного мозга диагностировано у 77+6% человек, ушиб головного мозга легкой степени — у 20+ +6% и тяжелой у 4+3% больных. Средняя продолжительность лечения в стационаре больных с сотрясением головного мозга составляет 16,7, с ушибом головного мозга легкой степени — 30,4 койко-дня.

У 2 больных одинарный перелом нижней челюсти сочетался с тяжелой черепно-мозговой травмой, у одного из них диагностирован перелом основания черепа (исход был летальным). Второй пострадавший поступал в стационар 3 раза на долечивание по поводу осложнений. Продолжительность пребывания его в стационаре составила 64 койко-дня. Щель перелома у обоих больных проходила в области тела челюсти.

Как показывают наши данные, одинарные переломы нижней челюсти, сочетавшиеся с травмой центральной нервной системы, нередко ставят лечащего врача в затруднительное положение. Необходимо определить степень тяжести патологии не только челюстно-лицевой области, но и сочетающейся с ней травмы головного мозга. С такими же трудностями встречается и невропатолог при диагностике повреждений челюстно-лицевой области у больных, госпитализированных по поводу закрытой черепно-мозговой травмы.

Больной С., 25 лет (ист. бол. 2148), поступил в челюстно-лицевое отделение больницы 9/VI 1966 г. с жалобами на боль в левой половине нижней челюсти, на уровне височно-нижнечелюстного сустава.

Анамнез: 9/VII 1964 г. ехал на велосипеде и был сбит грузовой машиной, при этом получил удар бортом в левую половину лица. Потерял сознание. После травмы в течение недели находился в поселковой больнице. Впоследствии часто обращался к врачам с жалобой на боль в области нижней челюсти слева. Неоднократно был госпитализирован для лечения в неврологической и нейрохирургической клиниках района и области. Признан инвалидом II группы. При обследовании в психоневрологической больнице г. Харькова установлен диагноз внутренней гидроцефалии с диэнцефальным синдромом и травматическим поражением оболочек основания мозга и верхне-шейного симпатического узла слева.

Объективно: видимых изменений при обследовании челюстно-лицевой области не установлено. Обнаружена некоторая болезненность и деформация слева при бимануальном исследовании височно-нижне-челюстных суставов. Движения в суставах свободные, не ограничены, в левом суставе отмечается небольшая крепитация. При томографическом исследовании (№ 17123) подвисочных, крылонёбных ямок и височно-нижнечелюстных суставов определяется подвывих левой суставной головки нижней челюсти и ее деформация. Во время пребывания в стоматологическом стационаре больной обследован отоларингологом: слуховой проход правого и левого уха свободны, костная и воздушная проводимость не нарушены. В анализах крови и мочи отклонения от нормы не выявлено. Установлен диагноз травматического левостороннего височно-нижнечелюстного артрита.

Опухоли из сосудов

13/VI 1966. Произведена внутрикожная новокаиновая блокада в области левого височно-нижнечелюстного сустава. Наступило некоторое улучшение.

18/VI. Выписан из клиники в удовлетворительном состоянии для продолжения лечения амбулаторно по месту жительства.

На фоне развивавшейся церебральной патологии у этого больного не было диагностировано повреждение лицевого скелета — перелом шейки левого сустава отростка нижней челюсти с подвывихом суставной головки.

У 43+5% пострадавших переломы нижней челюсти, сочетающиеся с закрытой черепно-мозговой травмой, были двойными. У 81 ±6% человек локализация щели перелома была двусторонней и у 19+6% —односторонней. Двойные переломы нижней челюсти сочетались с закрытой черепно-мозговой травмой различной тяжести. У 72+7% пострадавших диагностировано сотрясение головного мозга, у 26+7%—ушиб головного мозга легкой степени, у одной больной — тяжелой степени. При двойных переломах нижней челюсти, сочетающихся с сотрясением головного мозга, щель перелома локализовалась у 63+9% больных в области тела и угла, реже (33+ 9%) —в области тела и ветви на различных ее уровнях и только у 1 больного — в области шеек суставных отростков обеих ветвей.

У больных с двойными переломами нижней челюсти, сочетавшимися с ушибом головного мозга легкой степени, щель излома локализовалась преимущественно на уровне угла и тела (82+12%).

Больной Б., 19 лет, поступил в челюстно-лицевое отделение больницы 26/V 1965 г. по поводу двустороннего перелома нижней челюсти в области правого угла и между  34 зубами.

Анамнез: накануне, во время драки, его несколько раз ударили кулаком по нижней челюсти. Сознания не терял.

Локально: асимметрия лица за счет припухлости и смещения нижней челюсти влево. Имеется кровоизлияние в области подбородка и правого угла нижней челюсти. Прикус открытый. В правой ретромолярной области гематома, распространяющаяся на слизистую оболочку щеки и по переходной складке до 4 зуба. На рентгенограмме нижней челюсти определяется перелом позади правого не-прорезавшегося 8 зуба и слева между  34 зубами. Со стороны внутренних органов патологии не выявлено. В анализах крови и мочи отклонений от нормы не обнаружено. Невропатологом больной не осмотрен ввиду отсутствия жалоб и данных анамнеза, которые отражали бы церебральную патологию.

31/V на челюсти наложены назубные петельные шины с межчелюстной тягой.

16/VI снята резиновая тяга. Прикус восстановлен. В удовлетворительном состоянии выписан домой для наблюдения в поликлинике.

23/VIII, через 88 дней после травмы, больной Б. поступил в стационар с жалобами на боль в области перелома при жевании, шум в голове, ушах, головную боль, бессонницу. Локально: лицо симметрично, рот открывает свободно, слизистая оболочка полости рта нормальной окраски. Прикус нормогнатический. При пальпации определяется болезненность, незначительная подвижность и утолщение в области бывшего перелома правого угла и в области |34 зубов.

Неврологический статус: недостаточность конвергенции, асимметрия лицевой иннервации. Анизорефлексия.

31 /VIII с диагнозом посттравматической церебростении замедленной консолидации выписан для дальнейшего лечения и наблюдения у невропатолога и стоматолога.

После травмы диагноз сотрясения головного мозга у этого больного не был установлен. Замедленная консолидация фрагментов нижней челюсти и остаточные явления перенесенной черепно-мозговой травмы диагностированы при повторной госпитализации.

В практике работы клиник и стационаров еще не изжито представление о переломах костей лицевого скелета, как об изолированной травме.

Множественные переломы нижней челюсти. Группа больных с множественными переломами) нижней челюсти, сочетавшимися с закрытой черепно-мозговой травмой, немногочисленна. Перелом нижней челюсти локализовался у больных в области угла и ветвей, тела, угла и ветви, а у одного — щели перелома располагались в семи участках, образуя множество отломков.

На третий день после травмы был доставлен больной Г., 17 лет (ист. бол. 2127), в хирургическое отделение больницы 31/VII 1958 г.

Анамнез: на ферме во время кормления скота бык ударил юношу ногой в лицо. Пострадавший на короткое время потерял сознание. При обследовании: больной в сознании, жалуется на головную боль. Пульс 86 уд. в 1 мин, удовлетворительного наполнения. Речь Очень невнятна, говорит с большим трудом. Глотание болезненно, затруднено. На грудной клетке ссадины, ушибленная рана правого плеча. Изменений со стороны внутренних органов не обнаружено.

Локально: лицо резко отечно, особенно нижняя его половина. Припухлость спускается книзу и охватывает ткани дна полости рта и шеи. Нижний отдел лица деформирован, рот полуоткрыт, контуры нижней челюсти не определяются. Пальпируется множество свободно подвижных отломков. Выражена отечность слизистой оболочки дна полости рта, гематома. Имеется резко выраженная деформация зубной дуги. зубы отсутствуют. Альвеолярный отросток зуба, с вывихнутыми  зубами резко смещен внутрь и удерживается только на надкостнице и слизистой оболочкой внутренней поверхности челюсти. В области отсутствующего зуба — разрыв слизистой оболочки и нарушение целости кости. Позади зуба, по направлению к корню языка и глотке — умеренно кровоточащая рана размером 5X5 см с рваными краями. Правый фрагмент челюсти с молярями смещен кнутри и книзу. При пальпации определяется свободная подвижность и значительное смещение всех многочисленных фрагментов поврежденной челюсти.

На рентгенограммах определяются множественные переломы нижней челюсти: в области шеек суставных отростков, левого венечного отростка, правого угла, альвеолярного отростка от 1 | до | 4 зубов, вывих 1 112 зубов, травматическое удаление 2 | 34 зубов, продольный перелом правой ветви и в области подбородка с большим смещением всех фрагментов.

Больному наложена проволочная лигатурная повязка, одета жесткая подбородочная праща, назначено медикаментозное лечение и диетическое питание. Через 2 дня фрагменты тела нижней челюсти вправлены и фиксированы назубными петельными проволочными шинами и клеммами аппарата Пенна—Брауна.

Через 2 мес клинически и рентгенологически определялась хорошая консолидация фрагментов челюсти. Больной стал свободно открывать рот, жевательная функция восстановлена.

Больной осмотрен через 4 мес после травмы. Жалоб не предъявляет, рот открывает без ограничения, контакт зубов удовлетворительный, нуждается в зубопротезировании. Клинически резидуальных явлений перенесенной травмы головного мозга не выявлено.

В данном случае диагностированы значительные разрушения нижней челюсти и сотрясение головного мозга. Можно полагать, что травма челюсти была нанесена касательно, сверху вниз.



Различные последствия и осложнения мы наблюдали у всех больных с множественными переломами нижней челюсти, сочетавшимися с тяжелой черепно-мозговой травмой.

Больная К·, 14 лет, в состоянии средней тяжести доставлена 31/VII 1961 г. в челюстно-лицевое отделение врачом скорой помощи из районной больницы.

Анамнез: отец вез девочку на мотоцикле и столкнулся со встречной машиной. Ребенок потерял сознание на длительное время. Ретроградная амнезия. Речь невнятна. Больная заторможена. Локально: рот открывает ограниченно, прикус открытый, имеется значительное смещение фрагментов нижней челюсти.

Неврологический статус: движения глазных яблок не ограничены. Зрачки равны, реакция на свет живая. Движения в конечностях в полном объеме. Сухожильные рефлексы средней живости. Симптом Кернига выражен слабо. Пульс 80 уд. в 1 мин. Из левого слухового прохода выделяется сукровичное отделяемое.

Лимфангиома

Диагноз: перелом нижней челюсти в области 1 | 1 зубов и шеек обоих суставных отростков, перелом основания черепа, ушиб головного мозга.

1 /VIII отоларинголог обнаружил разрыв левой барабанной перепонки и сгустки крови в слуховом проходе. Высказано предположение о переломе основания черепа.

3/VIII. Состояние по-прежнему средней тяжести. В контакт вступает неохотно. Много плачет. Наложены назубные проволочные шины с резиновой тягой, после чего зубные ряды установлены в правильном соотношении.

7/VIII. Состояние улучшается. Ввиду травматического периодонтита нарушена фиксация шин на верхней челюсти. Решено одеть жесткую подбородочную пращу.

20/VIII. Состояние в результате проводимого комплексного лечения постепенно улучшалось.

7/IX. Больной одета шина Ванкевич. Прикус нормогнатический. На контрольной рентгенограмме выражен процесс консолидации. Больная выписана для амбулаторного наблюдения.

Через 5 лет и 2 месяца после травмы больная обратилась в клинику с жалобами на головную боль, усиливающуюся при умственном напряжении, и боль в правой половине нижней челюсти, иррадиирующую в правое ухо.

Локально: видимой патологии при внешнем осмотре лица не выявлено. Рот открывает свободно, прикус косой, 8 8 зубы отсутствуют. На рентгенограмме нижней челюсти определяется: шейка правого суставного отростка укорочена и утолщена, головка несколько развернута. Коронка 8 I зуба расположена наклонно. Левый суставной отросток обычной формы и величины. | 8 зуб расположен ниже уровня альвеолярного края, корни его не сформированы, положение коронки наклонное.

Неврологический статус: анизокория S>D, горизонтальный нистагм, не доводит глазное яблоко вправо, снижены корнеальные рефлексы, сглажена правая носогубная складка. Сухожильные рефлексы равны, координаторные пробы выполняет хорошо. Несколько заторможена. Пульс 94 уд. в 1 мин. Артериальное давление 110/75 мм рт. ст. Диагноз: остаточные явления черепно-мозговой травмы, посттравматические изменения правого суставного отростка (консолидированный перелом), ретенция 8 | 8 зубов.

19/Х 1966. Больная обследована электроэнцефалографически: альфа-ритм выражен справа, не совсем постоянен. Слева — низкая активность или альфа-ритма почти нет. Таким образом, на электроэнцефалограмме отмечаются слабо выраженные изменения слева, которые можно рассматривать как остаточные явления черепно-мозговой травмы.

Эта история болезни является иллюстрацией нарушения функции центральной нервной системы после перенесенного (5 с лишним лет тому назад) тройного перелома нижней челюсти, сочетавшегося с ушибом головного мозга и переломом костей основания черепа. Выявленные невропатологом при контрольном осмотре остаточные явления черепно-мозговой травмы подтверждены электроэнцефалографически.

У большинства наших больных отмечали прямую корреляцию между тяжестью клинической картины и степенью выраженности изменений на электроэнцефалограмме. У той части больных с переломами нижней челюсти, у которых не были выявлены какие-либо неврологические нарушения, мы при, исследовании обнаруживали изменения на электроэнцефалограмме, свидетельствовавшие о нарушении функции головного мозга. Эти изменения сводились к низкой амплитуде альфа-ритма или его отсутствию, медленным колебаниям и межполу-шарной асимметрии альфа-ритма и дизритмичному, прерывистому альфа-ритму.

Нормализацию или заметное улучшение показателей электроэнцефалограммы отмечали у 2 в течение 1-й нед, у 4 — на протяжении 3—4 нед и у 1 больного — улучшения в течение 20 дней наблюдения после травмы не наступило.

У больного А., 17 лет (ист, бол. 152), наступило улучшение в течение 1-й нед после травмы, но через 1 год обнаружено ухудшение, на электроэнцефалограмме продолжали оставаться медленные колебания. Этот больной жаловался на головную боль, иногда довольно интенсивную, общую слабость.

Несмотря на периодически наступающее улучшение показателей биоэлектрической активности и кажущееся клиническое благополучие, данные электроэнцефалографических исследований больных с переломами нижней челюсти, сочетающимися с закрытой черепно-мозговой травмой, дают основание прогнозировать ухудшение состояния здоровья. Электроэнцефалографическое обследование больных в отдаленном периоде травматической болезни подтверждает наши выводы.

Низкий альфа-ритм обнаружен у 6 из 7 больных, обследованных нами; в период от 6 до 22 лет после перелома нижней челюсти, сочетавшегося с закрытой черепно-мозговой травмой.

Переломы нижней челюсти и других костей лица, сочетающиеся с закрытой черепно-мозговой травмой. Наиболее тяжелым и сложным клиническим течением отличаются множественные повреждения нескольких костей лицевого скелета (среднего и нижнего отделов лица). По нашим данным, множественные повреждения костей лица сочетаются с ушибом головного мозга средней степени у 28+13% больных и тяжелой степени—у 71 ± + 13% больных. Больные с такой патологией в стоматологическом стационаре составляли незначительную группу — 2,5±0,5%· Подобные множественные повреждения часто встречаются среди пострадавших, получивших травму головы, несовместимую с жизнью.

В общее количество больных с переломами нижней челюсти мы умышленно не включили 14 пострадавших с переломами нижней челюсти, сочетавшимися с повреждением других костей лицевого скелета и головного мозга. На этих больных мы обратили) свое внимание в связи с тяжестью повреждения и осложнениями, выявленными в отдаленном периоде. Множественные повреждения костей лицевого скелета, сочетавшиеся с тяжелой черепно-мозговой травмой, сопряжены также с наибольшим числом последствий как косметического, функционального, так и неврологического характера.

Из 14 больных у 9 — перелом нижней челюсти сочетался с повреждением верхней челюсти, в том числе у 2— верхней челюсти и костей носа, у 1 — верхней челюсти и лобной кости, у 1 — перелом нижней челюсти сочетался с повреждением скуловой дуги, у 3 — костей мозгового черепа. У 8 пострадавших этой группы клинически диагностированы переломы костей основания черепа, у 4 больных — свода черепа.

В неврологическом статусе у всех больных рассматриваемой группы были выражены изменения, свидетельствовавшие о черепно-мозговой травме различной тяжести. У 10 пострадавших переломы костей лицевого скелета сочетались с тяжелой закрытой черепно-мозговой травмой и у 4 — с ушибом головного мозга средней степени. У обследованной группы больных переломы костей лица отличались более тяжелым клиническим течением. В крови у отдельных потерпевших количество лейкоцитов доходило до 12 700—13 000 в 1 мм3, а СОЭ — до 36 мм в 1 час.

Характер осложнений и последствий был различным. Длительность стационарного лечения больных обследованной группы находилась в прямой зависимости от тяжести черепно-мозговой травмы.

Больной Б., 24 лет (ист. бол. 3176), доставлен 30/VII 1961 г. врачом скорой помощи в хирургическое отделение больницы. Подробностей случившегося никто не знает, известно, что ехал на мотоцикле.

При поступлении: состояние больного крайне тяжелое. Артериальное давление— 120/60 мм рт. ст. Пульс 50 уд. в 1 мин, напряжен. Сознание затемнено; дыхание хрипящее, затрудненное, прерывистое, рвота кровью. Лицо резко деформировано, отечно, напряжено, особенно правая его половина за счет нарастающей гематомы, которая захватывает верхнюю губу, височную область, верхние и нижние веки обоих глаз, область переносицы и спускается книзу до ключицы. На верхней губе и веках — кровоточащие ссадины. Из правого уха и носа — обильное кровотечение. Рот полуоткрыт, прикус нарушен. Отмечается деформация верхних челюстей.

31/VII. Состояние больного остается тяжелым, заторможен, вступает в контакт с трудом, ориентирован, на уколы булавкой реагирует. Жалуется на головную боль. Из ушей выделяется сукровица, из носа — струится кровь. Имеются кровоподтеки по типу очков, инъекция склер, правый зрачок неправильной формы. Реакция зрачков на свет удовлетворительная. Сухожильные и периостальные рефлексы на верхних конечностях торпидны, ахилловы рефлексы оживлены, брюшные — средней живости, равны. Менингеальные симптомы не определяются.

Диагноз: Тяжелая сочетанная черепно-мозговая и челюстно-лицевая травма, перелом основания черепа, перелом верхних челюстей (ФОР II и III), перелом нижней челюсти в области правого угла с большим смещением отломков, шок. Назначено соответствующее лечение.

1 /VIII. Состояние остается крайне тяжелым. Беспокоен, вскакивает. Из левого носового хода сукровичное отделяемое. Значительная гематома правой половины лица, шеи, захватывающая зев, глотку. Дышит через рот. Дыхание хриплое, прерывистое. Пульс 80 уд. в 1 мин. Осмотрен отоларингологом: носовые ходы и слуховые проходы заполнены сгустками крови. Зев асимметричен за счет правосторонней нёбнобоковой гематомы, которая выпячивает в полость рта, зев и глотку. Осмотреть гортань не удается. Можно клинически предполагать перелом решетчатого лабиринта, разрыв правой барабанной перепонки.

2/VIII. Состояние больного и самочувствие лучше. Отек лица уменьшился. Больной активен, вступает в контакт. Изготовлена и одета шина-ложка, фиксированная к головной шапочке резиновой тягой. Получает медикаментозное лечение.

5/VIII. Состояние средней тяжести. Головная боль не резкая. Рвоты нет. Анизокория D>S, движения глазных яблок не ограничены. Небольшая анизорефлексия. Менингеальных симптомов нет.

7—17/VIII. Состояние постепенно улучшается. Продолжает жаловаться на головную боль, головокружение. Зрачки неправильной формы. Недостаточность конвергенции правого глаза. Анизорефлексия. Пульс 68 уд. в 1 мин, ритмичен. На нижнюю челюсть наложена проволочная шина.



18—23/VIII. Состояние удовлетворительное. Жалоб не предъявляет. На верхние челюсти наложены проволочные шины, соединены резиновой тягой с нижней, одета жесткая подбородочная праща.

4/IX. Больной выписан в удовлетворительном состоянии для амбулаторного наблюдения.

Через 8 лет после травмы этот больной вызван для контрольного осмотра. Жалуется на резкую головную боль. Длительное время не работал, имел II группу инвалидности. Периодически находился на лечении по поводу остеомиелита нижней челюсти справа замедленной консолидации. В октябре 1968 г. осмотрен в Киевском научно-исследовательском институте нейрохирургии. Выявлено резкое снижение слуха звуковоспринимающего типа справа (посттравматический неврит), слева слух сохранен. От дополнительного обследования категорически отказался.

Принимая во внимание характер полученной 8 лет тому назад травмы — перелома нижней челюсти в области правого угла с большим смещением отломков, разрывом сосудов и размозжением окружающих тканей с кровоизлиянием в них и переломом костей основания черепа, выявленные в отдаленном периоде у больного остаточные явления черепно-мозговой травмы нельзя считать неожиданностью.

Повреждения мягких тканей, не сопровождающиеся переломом костей лицевого скелета, довольно распространенный вид травмы челюстно-лицевой области. Травму такого рода, к сожалению, редко связывают с возможными последствиями и осложнениями со стороны центральной нервной системы. Поэтому после заживления ранений мягких тканей и рассасывания обширных гематом лица, лечащий врач обычно выписывает больного на работу.

Однако, как показали наши исследования, ушибы челюстно-лицевой области составляют 44,5±5,2% всей сочетанной травмы. При ушибе мягких тканей, одновременно с передачей энергии травмирующего удара на головной мозг происходит повреждение и периферических ветвей черепно-мозговых нервов, размозжение кровеносных сосудов с образованием обширных гематом, раздражение рефлексогенных зон лица и шеи.

Ушибы мягких тканей сочетаются преимущественно с сотрясением головного мозга — 93+1,6%. Среди наших наблюдeний был случай гибели пострадавшего при ушибе лица, сопровождавшемся кровоизлиянием в вещество головного мозга.