Вы здесь

Повреждения, усуглубляющие течение челюстно-лицевой травмы

Сопутствующие повреждения, усуглубляющие течение челюстно-лицевой травмы

Одним из факторов, отягощающих и осложняющих течение челюстно-лицевой травмы, является перелом основания черепа.

Характеризуя прочность соединения костей лицевого скелета, А. Ришэ пишет, что в сущности они составляют как бы одну кость, крепко соединенную с основанием черепа.

В состав костного остова глубокого отдела челюстно-лицевой области входят кости не только лицевого черепа, но и мозгового: наружная поверхность передней части основания черепа, подвисочная поверхность большого крыла основной кости и крыловидные отростки. Изучив типы и характер переломов черепа на большом секционном материале, А. Н. Зебольд объясняет своеобразный ход и часто совершенно неожиданное возникновение переломов основания черепа анатомическими особенностями этого отдела, а также направлением травмирующей силы.

В ряде исследований приводятся данные о частоте перелома костей основания черепа при челюстно-лицевых повреждениях, колеблющиеся в пределах от 14,5 до 2,7% . Не совпадают мнения авторов и в отношении частоты повреждений передней, средней и задней черепных ям. Преобладание повреждений в области средней и, реже, передней черепной ям при челюстно-лицевых травмах отмечает Н. С. Федорова. Иные данные приводит Biernawska . Переломы костей черепа в передней черепной яме выявлены при повреждении верхней челюсти у 51 из 104 пострадавших, при переломах нижней челюсти — в средней черепной яме у 20 из 192 больных.

По данным А. Н. Зебольда, на переломы передней черепной ямы приходится 131 случай из 400 судебно-медицинских экспертиз при травме головы. Одновременные переломы костей лица и передней черепной ямы автором наблюдались в соотношении 1:1, тогда как в сочетании с переломами других костей они оказывались в пропорции 1 : 6. А. Н. Зебольд подчеркивает трудность диагностики подобных разрушений не только в клинике, но и на вскрытии. Обычно при вскрытии, пишет он, носовая полость и наружная поверхность основания черепа остаются необследованными. Осмотр этих областей, покрытых значительным количеством мягких тканей, не может вскрыть всю картину разрушений. Только мацерация и получение скелета, освобожденного от мягких тканей, позволяет установить влияние разрушительных сил травмы.

Силы, приложенные к своду черепа, распространяются на его основание через sutura nasofronjalis и носовые кости на sutura nasomaxillaris и лобный отросток верхней челюсти, вызывая переломы и трещины костей лица. Это можно иллюстрировать проведенным А. Н. Зебольдом экспериментом. По своду черепа трупа женщины, 60 лет, был нанесен удар предметом весом 11,9 кг при падении с высоты 2,5 м. В результате такого удара развилась сила 29,75 кг (сила удара, способная нарушить целость черепа, составляет 20—25 кг). После мацерации и полного обнажения костей исследователь мог установить также обширный перелом верхней челюсти, обоих крыловидных отростков, сошник и нёбной кости. Травмирующая сила распространилась со свода черепа и на опорные пункты его основания, вызвав значительные разрушения.

На операционном столе, при обработке ран среднего отдела лица, обычно обнаруживают значительно большие внутричерепные повреждения, чем предполагалось на основании клинико-рентгенологических данных.

Возникновение рака слизистой полости рта



Анализируя наблюдения военного времени, С. А. Чугунов отмечает большой процент (36,8%) трещин основания черепа, осложняющих переломы лицевых костей, особенно скуловой и нижней челюсти. Повреждения черепа и мозга у раненых с челюстно-лицевыми травмами во время Великой Отечественной войны наблюдались чаще, чем у каждого четвертого умершего. Этот факт объясняется тем, что раздробить столь прочную кость, как нижняя челюсть, способен лишь удар большой силы, который может вызвать сильное сотрясение головы и головного мозга.

Краниография, дополняя клинические исследования, является ценным методом в острейшем периоде черепно-мозговой травмы.

В некоторых клинических исследованиях упоминают единичные случаи летального исхода при повреждениях лица и челюстей. Однако они не могут служить критерием для суждения о наиболее тяжелой и смертельной травме челюстно-лицевой области. Этому вопросу посвятил свое исследование, правда, в довольно узком аспекте, Kufner . Он анализирует смертельные случаи вследствие травм, полученных только мотоциклистами (по материалам судебной медицины военного ведомства в Праге).

Следствием типичного удара, по мнению автора, являются переломы лицевого скелета типа Лe Фор и одновременно основания черепа в передней черепной яме. На основании этих данных автор приходит к выводу, что при тяжелом переломе лицевого скелета мотоциклистов, перелом передней черепной ямы является закономерностью, а не осложнением. Значение анастомозов артериальной системы мозга с сосудами лицевой части черепа подчеркивают В. С. Маят, Г. Е. Островерхов, Э. И. Злотник, Н. К. Боголепов. Анастомозы играют определенную роль в компенсации расстройств мозгового кровообращения при окклюзиях основных источников кровоснабжения.

С. С. Михайлов  установил, что пещеристый синус — основной венозный синус основания черепа соединен с глазничной веной, синусом малых крыльев, а также рядом мелких вен гипофиза и венозных стволиков, проходящих через круглое, овальное и остистое отверстия и связывающих синус с крыловидным венозным сплетением и венами лица. Отличительной особенностью строения синуса является прямой контакт с артериальной системой. В его просвете располагается внутренняя сонная артерия с окружающим ее симпатическим нервным сплетением.

На основании морфологических и экспериментальных данных С. С. Михайлов показал, что пещеристый синус следует рассматривать как одну из важных рефлексогенных зон, оказывающих влияние на уровень артериального давления и вследствие этого — на кровообращение в головном мозге и органах лица. Можно предполагать, что венам принадлежит определенная роль как в осуществлении регуляторных актов организма, так и в развитии патологических состояний.

На основании исследований, проведенных в последние десятилетия, можно заключить, что травма костей лицевого скелета приводит к более или менее выраженным функциональным и морфологическим изменениям центральной нервной системы. Это доказано в основном экспериментами на животных и в результате изучения последствий, грубых огнестрельных ранений лица и челюстей у человека. Что же касается неогнестрельных переломов челюстей и других костей лица, влияние такой травмы на центральную нервную систему остается мало изученным.

Имеющиеся исследования о нарушении гемодинамики, терморегуляции, дыхания при повреждениях челюстно-лицевой области проводились без учета влияния черепно-мозговой травмы на все процессы организма.

Пестрота в характеристике и определении частоты сопутствующих повреждений центральной нервной системы при травме челюстно-лицевой области объясняется различием в методах и направленности исследований и не дает цельного представления о тяжести, характере и частоте сочетанных повреждений лица и головного мозга.